Викканские Свитки

Почитай Мать свою, или о природе и её религии

1. «Quod est inferius…»

Каждый человек начинает жизнь как часть организма своей матери. И даже после физического рождения и обрезания пуповины ситуация меняется незначительно: дитя остаётся с матерью в абсолютном слиянии. Вся необходимая энергия поступает к нему только от неё, как физическая, в виде пищи, так и духовная — в виде любви и других эмоций. По сути, мать — это и есть весь мир ребёнка, а он обитатель этого мира. И даже если мать эта плохая, и со своими обязанностями справляется отвратильно, ничего не меняется. Просто этому человеку не повезло, он попал в плохой мир, но другого у него всё равно нет и не может быть.

Обычно всё это называют любовью чада к матери, но воздух не любят, им дышат, им живут. Это не любовь, это слияние.

Но за стадией слияния следует другая — сепарация. Ребенок взрослеет, превращается в подростка и осознает себя отдельным человеком. Часто сепарация принимает форму бунта, иначе отделиться от матери просто не получается. Космическую фигуру обязательно нужно спустить с небес на землю, а лучше ещё ниже — под землю, то есть демонизировать. От демона будет проще убежать — отдалиться, а значит оторваться и отделиться. Ориентиром и целью побега часто выбирается некая другая авторитетная фигура, желательно далёкая, чтобы дальше убежать. Может быть, какая-нибудь рок-звезда.

Увы, часто этот бунт протекает крайне драматично и болезненно, как для матери, так и для ребёнка. Но вместе с тем это неизбежный и необходимый этап взросления, без него нельзя двигаться дальше.

Наконец, если (только если!) две первые стадии были пройдены успешно, приходит время для третьей и последней – принятия. Человек – уже взрослый человек – получает возможность увидеть свою мать не небесным сводом и не адской бездной, а тоже человеком, неидеальным возможно, но равноценным субъектом. Человек этот бесконечно близкий и родной, но полностью отдельный, другой, со своей жизнью и своей судьбой. И только на этой стадии повзрослевшее дитя обретает способность по-настоящему полюбить свою мать: потому что искренняя любовь невозможна без осознания субъектности Другого.

И, как правило, на этом этапе человек начинает отдавать свой сыновний-дочерний долг – возвращать матери всю ту заботу и энергию, которую когда-то получил от нее в детстве.

Так бывает с каждым человеком, и так было (и есть) со всем человечеством в целом.

2. «…est sicut id quod est superius»

Метафора (возможно даже в высшем, не поэтическом, а метафизическом смысле этого слова) отношений Матери и Ребенка идеально подходит для осмысления отношений человечества и природы, а так же религиозной их интерпретации.

Древние язычники жили в абсолютном слиянии с природой. Всё, что они имели, они получали от неё. Природа была их домом, их пищей, их Космосом, даже их телом. Ничего иного они не знали и не могли представить, они даже не нуждались в самом слове и образе «Природы» («Природа» как концепт была описана гораздо позднее, чуть ли не в новое время уже), точно так же, как рыба не нуждается в слове «вода». И такова была их Богиня – собственно, это Она-то и была – Великая Неосознаваемая Мать, а человек был Её ребенком, даже можно сказать – Её младенцем.

Но стадия слияния постепенно сменялась стадией сепарации. Всё дальше люди-подростки отдалялись от природы-Матери физически, учились обходиться без неё (или, вернее, забирать и требовать у нее то, что раньше она сама давала, точно так же как реальные современные подростки), и всё дальше от нее были их мысли. Вскоре весь их разум оказался захвачен теми самыми упомянутыми выше «рок-звёздами» (про одну такую звёзду даже есть отличная рок-опера, советую послушать), а сама Мать была вытеснена в сферу демонического, враждебного. Даже собственную телесность как часть природы внутри человеческого существа в итоге объявили греховной и противной Духу.

Карл Ясперс назвал начало этого бунта «осевым временем», а мы, должно быть, живем где-то на финальном этапе этого несколько затянувшегося отрочества.

3. И не остави нам долги наша

И если это так, пожалуй, нам очень повезло. Потому что именно мы теперь, может быть не здесь и сейчас, но в близком будущем получаем возможность и способность полюбить нашу мать-природу, нашу Богиню-Мать именно той взрослой и зрелой любовью, которую Она заслуживает. И я надеюсь, что викка и всё современное язычество в целом могут стать формой такой любви.

Главное – не забывать о своем взрослом статусе, или, во всяком случае, стремиться к нему. Часто среди современных язычников можно услышать призывы «вернуться на лоно природы», покинуть каменные и грязные города и переехать в «эко-поселения», восстановить образ жизни предков (предков-язычников, надо полагать, а не более близких предков-христиан и атеистов).

Мне же подобные призывы видятся похожими на рёв и плач сорокалетнего дядьки, который вдруг запросился к маме на ручки, и просит пожалеть его, приласкать, и накормить грудным молоком. И надо полагать, самой Матери такое «дитятко» нужно меньше всего.

Да, конечно, деревни древних землепашцев наносили куда меньший вред природе, чем современные заводы. Но всё равно наносили. Подсечно-огневое земледелие, знаете ли, та ещё штука. И многие древние поселения, по мнению археологов, могли быть покинуты именно по причине того, что их обитали (язычники, как правило), настолько испортили экологию места, что уже не могли там жить. Читай – выпили свою Мать досуха.

Нет, конечно, природе не нужны те заводы, которые есть у нас сейчас. Но и эко-поселения ей тоже не нужны, ей нужны заповедники. И вспаханные поля ей ни к чему, ей нужны леса, обычные поля и луга, или что там ещё предлагается распахать, разрушить и отобрать у Матери под предлогом заботы о ней. Поистине по-детски наивное лицемерие.

Взрослый человек – не инфантил, которой слабо понимает, что значит быть взрослым – стремится поначалу хотя бы оставить мать в покое и не зависеть от нее. В идеале – начать самому заботиться о ней, давать, а не брать.

Так же должно относиться и к природе. Благо, современная наука активно движется в этом направлении, постепенно учась обходиться своими силами и создавать необходимые ресурсы, вместо того чтобы «добывать» их. Правда, в этом стремлении она сталкивается с активной критикой тех самых инфантилов, которым грудное молоко кажется вкуснее. Конечно, если первый раз попытаться самому приготовить себе ужин, скорее всего, получится невкусно и кухню можно сильно испачкать. Но умение придёт с опытом. А без опыта – не придёт, да.

И такое же зрелое отношение, как я полагаю, нужно пытаться воспитать в себе и к Богине-Матери. Теперь человечество снова о ней вспомнило – и мы, виккане, и другие язычники, живое тому свидетельство. Но следует стараться избежать искушения вместо шага вперед сделать шаг назад, обратно к слиянию, а не к принятию.

Мать должно любить и уважать, но ничего у Неё не требовать и даже не ждать. Можно чувствовать Её тепло и близость, видеть в Ней пример, даже просить у Неё совета, но не присваивать Её, как, увы, ещё делают некоторые из нас, не пытаться превратить в свою рабыню. А главное – нужно самому давать Её как можно больше – жертв, внимания и любви, и не как товар для бартера, а как заботу.

Мы обязаны Ей жизнью, но теперь пришло время начинать отдавать наш сыновний долг.

(с) Айтварас Наррентурм

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *