Викканские Свитки

Что такое викка?

Возможно, вы услышали это слово от случайного попутчика. Или же увидели на бескрайних просторах Интернета. Может быть вам подкинула его всеведающая, но порой скупая на детали и тонкости Википедия. Или же знакомый, смущаясь, признался, что так называется его вера. Возможно, вы зашли в магазин и наткнулись на него на книжной обложке. Но какими бы путями это слово не пришло к вам, оно неизбежно вызвало вопрос: викка? что ещё за викка? и почему оно звучит так странно?

Действительно, странно. Слово викка — это транслитерация английского wicca. А вот происхождение английского слова уже не столь очевидно. По многочисленным утверждениям, его корни уходят в старые формы английского языка. Но проследить точный путь не представляется возможным. Было ли слово искажено в 20 веке, появилось ли на несколько веков ранее — ответа нет. Но это не главное. Главное, что все варианты происхождения приводят нас к словам, обозначавшим когда-то магию и колдовство.

Но не стоит считать викку разновидностью магии. Такой подход в корне неверен и способен лишь ввести вас в заблуждение. Да, магия уважаема в среде виккан. Многие виккане активно используют её и с прагматическими целями, и как духовную практику. Именно с атмосферы колдовства викка начиналась, атмосферу эту она сохранила и по сей день. Виккане нередко называют себя ведьмами и ведьмаками, а порой считают, что сам факт принадлежности к викке равносилен причастности к магии. Так ли это — вопрос сложный.

Важнее другое. Несмотря на всё вышеперечисленное, в первую очередь викка — это религия.

***

История уводит нас в далёкие земли Англии, в глубь двадцатого века. Времена с одной стороны совсем недавние. А с другой стороны ушедшие без возврата и окружённые не меньшим числом загадок, как и куда более древние.

Беды и горести двадцатого столетия уже разворачивались во всей своей красе. Озарённая светом надежды наука обретала доселе невиданные возможности. Великие люди сменяли один другого как в калейдоскопе. Блистательный и страшный век мчался от одной вехи к другой, не думая сбавлять темп. Но скрытые в тени всего этого великолепия по-прежнему жили древние легенды и сказания. Дышали тайной стёршиеся камни. А остатки некогда могучих лесов навевали ностальгию по давно утерянному и, вероятней всего, никогда не существовавшему. Ностальгия эта смешивалась с обрывками идей, оставшихся от рухнувших магических орденов. Выискивала среди научных открытий близкое ей и родное. И вновь зажигала сердца.

На фоне усталости от догматических религий, от формализма и мрачной безнадёжности быта рождалась религия недогматическая. Религия свободы, радости и надежды.

Автор: Артур Рэкем

Джеральд Гарднер, человек стоящий у истоков викки, в сущности именно так и описывал религию ведьм в своей книге “Колдовство сегодня”. Радуйся и пляши, празднуй и надейся на лучшее. Боги с тобой здесь и сейчас. А после смерти они проведут тебя на отдых в свою волшебную страну. И после дадут возможность родиться вновь.

И хоть о реальных делах в общинах Гарднера мы знаем не так много, чтобы делать однозначные выводы, но сама идея, отпущенная им в мир — была этим миром подхвачена. Викка легко меняла формы. Но всегда хранила в себе прекрасный образ ведьмовского карнавала, танцев с таинственным народцем и волшебства.

***

В Россию викка попала уже в 90-х годах. К тому времени она представляла из себя множество течений, зачастую совершенно несходных друг с другом. Традиции, школы, авторы со своими собственными подходами и методиками. Все они могли бы оказаться в нужное время в нужном месте и рассказать о викке в удобном для них ключе. Но честь сделать это главным образом выпала Скотту Каннингему.

Умерший в 1993 году, Каннингем едва ли мог предположить, что его книги разойдутся по огромной стране, распространяя викку, словно благую весть. Что для множества русских людей викка начнётся с его простых и душевных слов, с его атмосферы любви и принятия мира. И эта простота останется в их сердце навсегда.

Конечно, со временем отношение к Каннингему менялось. Становилось очевидно, что его книги где-то поверхностны, а где-то неточны. Что он больше полагался на интуицию читателя, чем на знания. И как следствие часто бывал слишком уж краток, оставляя больше вопросов, чем ответов. Для иных виккан стало хорошим тоном ироничное отношение к его книгам. Но и в их сердцах он оставил свой неизгладимый след, избавиться от которого не смог бы и самый сильный скептицизм.

Мы своим опытом исправляли неточности, искали ответы. Учились выстраивать самостоятельно идеи, ритуальные схемы и молитвы. Пустоту прекрасной формы заполняли своими душевными порывами и памятью прошлых поколений. Так Каннингем совершил невозможное: передал нам образ викки, слепок невиданной красоты, созданный ещё при Гарднере и отшлифованный сотнями рук после него. И позволил наполнить его самим.

Так викка в России обрела свою собственную судьбу. Став фактически отдельной религией. Мы приняли дар других земель, но сделали его своим, родным и понятным.

***

Так что же такое викка? Чем мы наполнили прекрасный образ? Какую духовную идею вложили?

Когда-то Гарсиа, человек в русской викке известный и даже знаковый, высказал простую и гениальную мысль: все мы словно бы заново проживаем серебряный век русской культуры. Тот самый век, который был так жестоко и преждевременно оборван революцией. Образ прекрасной Дамы, мистицизм, тонкий поэтический символизм и готовность к экспериментам — всё это легко и органично ложится на викку, словно для неё и создавалось. Многие из нас обращаются к тому времени напрямую, к стихам ли, прозе или живописи. И неизменно находят их актуальными для нашего времени. И для нашей веры.

Автор: Артур Рэкем

К этой великолепной мысли я хотел бы добавить и другую. В русской культуре был и следующий, назовём его условно бронзовым. Это время шестидесятников. Время небывалых надежд на будущее, веры в научный прогресс и силу человеческого разума. Удивительным образом, в современной викке два этих века смешались. Серебро и бронза — небывалый сплав. Мистицизм, символизм и изысканная утончённость с одной стороны. И лаконичность, сайентизм и прямота с другой. Для современной викки равно прекрасны и образы яблонь на марсе, и образы потайных троп в дремучих лесах. Равно близки и устремления мистиков, и жажда новых открытий учёных.

Мы — наследники русской культуры. Двух её культурных веков, двух течений в искусстве. Мы приняли дары и тех, и других. С восторгом и почтением. И вложили их идеалы в викку. Сделав её подлинно русской религией, со своей историей и своим неповторимым будущим. От того так разнообразно наше понимание викки. От того она так близка нам.

***

И принятый нами образ викки, и наследие двух веков сходятся в том, что лежит в основе викки — это свобода. Свобода выбора. Свобода быть счастливым. Свобода строить свою жизнь и идти своим путём.

Именно из свободы происходит и то единственное общепризнанное правило викки, которое мы называем “викканским наставлением”: “Делай, что хочешь, только никому не вреди”.

Делай, что хочешь — потому что ты свободен. Никому не вреди — потому что и они свободны. Конечно, на практике полное выполнение этого наставления невозможно. Любым своим действием человек вредит хоть кому-то. Если не другому человеку, так животному. Если не животному, так камням или пыли вокруг себя. Викка не отрицает свободы для всего мира и не выделяет человека, как царя природы и единственного заслуживающего уважения. Поэтому причинение вреда остаётся причинением вреда, даже если пострадал не человек.

Каждый раз нам приходится решать какой выбор лучше отражает наставление. Какой вред окажется допустим, а какой нет. Ответы меняются в течение жизни. И это само по себе часть духовного пути. Постоянное переосмысление себя, своего места в мире и своих прав.

И помнить о том, что в основании лежит свобода — важно. Чтобы не ошибиться в этом поиске. Так нередко неприемлемым оказывается тот путь, который подавляет волю другого человека. И неважно делается ли это магией или обычным давлением.

***

Виккане признают право других духовных путей на существование. Более того, мы признаём, что для конкретного человека отличный от викки путь может оказаться лучше. Если он сам сделал такой выбор. В конечном итоге, религия — это всегда одежды веры. Пути, ведущие к единству человека с божественным. Сссориться из-за этого или проявлять прямую агрессию — значит лишь мешать и себе, и другим людям идти по пути.

Автор: Артур Рэкем

С другой стороны, в каком-то смысле для викканина любая религия — лишь вариант викки. А все боги — воплощения наших богов. Кто-то скажет, что воплошения в прямом смысле. Кто-то, что другие боги лишь несут в себе часть духовной силы наших богов. А кто-то просто посчитает, что все боги находятся в родстве. Суть останется той же. Весь мир для викканина — часть викки. Уже поэтому не стоит мешать другим идти своей дорогой к своей цели.

И даже если эта цель не имеет отношения к вере — это не проблема. Боги проявляют себя и скрыто, и явно. Никто не сможет избежать их проявлений. Никто не сможет отречься от них. В конце концов экстаз жреца и учёного — явления одного порядка. И тот, и другой служит богам, познавая и меняя мир вокруг себя.

***

Теперь, когда мы определились с образом викки, можно наконец-то задать главный вопрос: во что верят виккане? Как зовут их богов? Какие праздники они празднуют?

Ответить детально — непросто. Викканская свобода предполагает, что верования разных людей могут значительно отличаться. Вернее сказать, будут значительно отличаться. Порой вплоть до самых ключевых идей.

И всё же, в общих чертах веру виккан описать можно.

Викканские божества имеют сотни имён, либо же не имеют имени вовсе. Они могут приходить в различных образах из различных мифологий. Но всегда будут Отцом и Матерью. Богом и Богиней. Часть виккан принимает их в конкретном историческом образе. И тогда они обращаются к Деметре или Ладе, в зависимости от того, кто им ближе. И какое из своих имён даровали боги. Но и в этом случае фактически обращаются к тем же Отцу и Матери. Великим богам.

Викку часто называют природной верой. Отчасти это связано с самим образом викканина, с атмосферой потайных троп, лесов, туманов и колдовства, как естественной части природы. Но на практике виккане бывают более чем городскими жителями. И ритуалы наши часто не столь уж природны. Смысл утверждения природности обычно в другом. Всё, что мы делаем, весь мир, который мы наблюдаем, мы воспринимаем через призму естественных природных процессов. Наши праздники — не исторические события. Наши молитвы так или иначе обращаются к циклам природы и живым человеческим чувствам и эмоциям. Даже надеясь на будущее, в том числе обусловленное техническим прогрессом, мы хотим видеть его вписанным в живую природу, в плоть и кровь нашей земли. И не так уж важно говорим ли мы при этом про лес или про бетонные кварталы.

Мы не отшельники, желающие скрыться в заброшенных деревнях. И не запуганные современным миром изгои. Скорее мы видим несовершенство современного мира и всем сердцем желаем развития. Экология, концепции городов-садов, развитие щадящих природу технологий — всё это часть нашей жизни, наших надежд. А порой и нашей веры.

Мир для нас населён духами и силами. Мы не подменяем ими науку, но и не отказываемся от них. Каждый камень живой. А у каждого холма есть свои загадочные глаза и уши. Духи ли это стихий, духи ли идей или же волшебный народец, который порой называют феями — все они часть нашей жизни. Наполняющая эту жизнь особым сказочным вкусом. Недаром мы так часто обращаемся не только к мифам, но и сказкам народов мира. Черпая в них вдохновение и силу.

Виккане празднуют два годовых цикла — Колесо года (Йоль, Имболк, Остара, Белтайн, Лита, Ламмас, Мабон и Самайн — саббаты) и фазы луны (полнолуние и новолуние — эсбаты). Наш Бог рождается, восходит на престол, отдаёт себя в жертву, становясь урожаем, и умирает. Чтобы родиться снова. Наша Богиня бессмертна, но она стареет и молодеет. Каждый праздник символичен и взывает к этапу нашей жизни. И к этапу в жизни природы. Вместе с богами мы умираем и рождаемся, чтобы обрести гармонию в жизни. И надежду на продолжение после смерти.

Автор: Артур Рэкем

Наследники мистических традиций, мы отдаём должное красоте ритуала. Вино и чаши, лезвие ножа или шероховатая поверхность деревянного жезла, мантии и кристаллы — всё находит своё место в наших ритуалах. Но не подменяет их. Для виккан ритуалистика — это искусство, а не выверенная догматическая схема. А создание каждого ритуала — акт творчества. Редкий ритуал повторяется в точности так, как был проведён когда-то. Ещё чаще ритуалы и вовсе пишутся для каждого случая отдельно. Соблюдая символизм праздников, мы позволяем себе вольное их воплощение. Непреложно лишь то, что любой ритуал — это воззвание к богам. И любое творчество возможно лишь с их благословения.

***

Вторым по значению словом после свободы в викке является слово “жизнь”. Во всём её многообразии и во всех возможных формах. Быть живым — естественное стремление викканина. Радость возможна не всегда. Не всегда возможно и счастье. Но это не повод сдаваться. Да, мы верим, что после смерти нас примут к себе боги. И большинство из нас верит в грядущую реинкарнацию. В новую жизнь. Но не посмертие стоит во главе викканской веры, а жизнь здесь и сейчас. Со всеми её радостями и горестями.

Тем значимее, тем выше становится и свобода. Тем важнее не мешать жить другим, позволяя им попробовать свою жизнь на вкус, даже если этот вкус кажется нам неприятным. Будущее сулит надежду. Но счастье и гармонию можно обрести лишь в настоящем.

Мы учимся видеть божественную силу во всём, что нас окружает. В молитве ли, в магии или же в самой обычной повседневной работе — благословение богов остаётся с нами. И их незримое присутствие не покидает нас.

***

Свобода и жизнь, радость и надежда на будущее — естественная суть викки. Смешиваясь с романтическим символизмом, сказками былых лет и любовью к современному миру они порождают подлинно магический синтез самых разных взглядов и жизненных философий. Разобраться в этом хитросплетении порой непросто. Это требует погружения в ритуальную и повседневную жизнь виккан. В наши будни и праздники.

Говорить о конкретных ритуалах, молитвах и колдовских действиях можно бесконечно. Но это уже совсем другая тема, углубляться в которую имеет смысл лишь для того, кто хочет узнать больше.

В этой же статье довольно уже сказанного, чтобы понять, что викка — это современная живая религия, обращающаяся к образам древности, к поэтическому (и не только) наследию 19 и 20 веков, но ищущая свои ответы и надежды в настоящем. Религия колдовская, мистическая и гибкая. В которой общение с богами и следование гармоничным отношениям с миром оказываются гораздо важнее догматов и канонов веры.

Будьте благословенны!

Автор: Александр Садовников

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *