Викканские Свитки

Тёмная викка: краткое описание традиции

  1. Как называется традиция.

Dark wicca или Тёмная викка, оба названия равноправны. На самом деле, название несколько условно, мы не делим магию на черную и белую, сила – она сила и есть. Мы лишь хотим дополнительно обозначить для людей, привыкших, что викка такая белая и пушистая, добрая и никакой «чернухи», — что здесь, мм, немножечко не то, что они ожидают. В конце концов, в каждой религии есть свой «путь левой руки». Ну, вот для викки мы из числа таковых.

  1. Есть ли уникальная атрибутика у традиции: своя символика, формы одежды, причёски и прочий внешний вид, свои жесты.

Нет.

  1. Является ли традиция частью другой более общей традиции.

Ответвление эклектической викки, с примесью русской деревенской традиции – в том виде, в каком она была зафиксирована этнографами и собирателями в 19-20 веке. Также мы используем (учитывая происхождение викки) некоторые европейские фольклорные традиции (опять же, с опорой на этнографию), в основном это касается ритуалов Колеса года. Викка часто претендует на древность и связь времен в своих методах – в данном случае таковая связь времен и древность, пережившая века христианства в виде русского двоеверия, налицо, не говоря уже о проверенности и наработанности методов и культурных паттернов, заложенных для любого человека, выросшего в русской культуре. Магия в основном строится на психологии, и не только в вопросе влияния на клиента, но в первую голову в вопросе влияния на самого практика – все ритуалы и заклинания на этом так или иначе стоят.

Картина: Игорь Ожиганов

4. Есть ли тексты, имеющие для традиции статус священных или просто принципиально значимых.

Если не брать сами заговоры и заклинания (а с определенным пиететом к ним относится любой практик), то, наверное, нет. Разве что у нас очень уважаемы хорошие научные материалы по этнографии, но так любой преподаватель относится к толковому учебнику, по которому студентам легче получить качественное представление о предмете, в данном случае – о магии. В качестве именно викканских книг, дающих основное понятие о викке в целом, о Боге, Богине, Колесе года и т.п., я бы назвала то, на чем постигала викку сама – Скотт Каннингем, то, что сейчас издано как «Викка: руководство по самостоятельной магической практике» (хотя целый ряд моментов в его книгах спорен при столкновении с практикой), Полин Кампанелли «Возвращение языческих традиций».

  1. Есть ли отдельные люди, обладающие особым статусом в традиции.

И да, и нет. Так вышло, что все церемонии веду я и мой ученик и напарник, Милош Чёрный. Вместе, как и в ряде других викканских традиций, мы представляем пару, олицетворяющую мужское и женское начало. У нас маленькая семейная община, созданная по моей инициативе, так же на мне лежит ряд административных обязанностей. В остальном мы абсолютно демократичны, если кто-то захотел бы провести ритуал, я абсолютно не против, с одной поправкой – пользоваться своим алтарем и своими инструментами. На моем алтаре я разрешаю что-либо делать только ученику, либо, в крайнем случае, мужу (например, если я далеко от дома во время шабаша, прошу его хотя бы зажечь свечку Богам и помолиться, хотя бы коротко).

  1. Есть ли в традиции иерархия и какая она: строгая или нет, многоуровневая или нет, сложная или прозрачная.

Как таковой иерархии нет, кроме естественной «мастер — ученик». Как только ученик закончит обучение, он станет абсолютно равным мне. Все решения мы принимаем сообща, важен каждый голос.

  1. Проводит ли традиция обучение для желающих войти в неё. и 9. Вход в традицию — свободный или нет. Есть ли инициация. Кто может быть инициирован.

Да, но это не массовое и не краткосрочное обучение. Вообще не понимаю, как можно стать ведьмой за 1 год и 1 день обучения, прям «курсы экстрасенсов» из 90х годов какие-то.  У меня есть ученик, которому я передам все, что умею сама, и его обучение – это не какая-то жесткая программа (хотя мы по возможности посещаем интересные курсы других практиков, и не обязательно викканских, например, курс Асгет по проклятиям или курс Шеллир по Колесу года). Мы много времени проводим вместе, я что-то рассказываю, зачастую к случаю (например, при работе с клиентами), что-то подсказываю, если возникают вопросы, разбираю самостоятельную работу, сделанную по инициативе ученика, подкидываю интересную литературу, опять же, не обязательно викканскую. Так учили меня, похоже учили раньше в деревнях, в основном, конечно, своих детей и внуков, но бывали и варианты ученичества «в чужом роду». Человеку со стороны я не пожалею что-то рассказать, посоветовать, но наше обучение строится на дружбе, на примере жизни, на каких-то длительных человеческих  взаимоотношениях. В конце концов, мы именно семейная община, и (квази-)семейные отношения  лежат в основе. К нам можно свободно прийти в гости, более того, мы не ограничиваем присутствие на наших шабашах людей по признаку конфессии, у нас бывали на празднествах и католики, и православные и «просто язычники»  — просто наши друзья, мои друзья, друзья семьи. Принцип простой – лишь бы за участие в языческом действе ваш духовник не заставил вас каяться и лишь бы вы с уважением относились к нашим обычаям и мировоззрению. Так же хочу сказать сразу, что наш формат не предполагает длинных пышных церемоний часовой длительности. У нас именно семейные празднования – недолгий ритуал у домашнего алтаря и тематическое застолье, с блюдами, подходящими к содержанию шабаша (и тут мы сближаемся с «кухонным ведовством»). Если вы видели в кино, например, семейный рождественский вечер, где семья молится, а потом начинает есть индейку, то это немного похоже на  нас. В каких-то семьях празднуют Рождество, Восьмое марта, Пасху и т.д. – у нас на месте подобных семейных праздников именно викканские шабаши. Если вам не хватает именно «викки в кругу семьи», а быть солитари иногда задалбывает – возможно, вам у нас понравится. Быть может, с новыми людьми придет и что-то новое, интересное – кто знает.

  1. Есть ли у традиции символ веры или иное краткое описание.

Наше кредо: делай, что хочешь, но не твори зла – первым. Боишься – не делай, делаешь – не бойся.

  1. Какие этические принципы свойственны традиции.

Зло и добро в мире относительны. То, что для мышки означает смерть, для кошки и её котят означает выживание. Невозможно жить и не творить зла. Все мы живём, занимая чьё-то место на работе ли, в доме ли, – а значит, уже самим фактом своего даже абсолютно безобидного существования невольно делаем кому-то зло. Здесь можно сделать лишь одно: не делать зла первым. Но если тебе причинили зло – имеешь право отомстить, как хочешь и как можешь, потому что в ином случае нарушается равновесие мира, а злодей понимает свою безнаказанность и возможность дальше делать зло тем, у кого нет сил или желания дать ему отпор. Это подтверждается многими примерами из жизни; в частности, как пример, только силой можно остановить домашнего тирана. Мы считаем для себя неэтичным, бесчеловечным и обесценивающим предлагать жертвам насилия «простить, забыть и направить эту энергию в положительное русло». Если для кого-то подобная позиция кажется вопросительной – в этом аспекте мы не первые, такого же воззрения придерживается, например, дианическая викка.

Что касается троекратного воздаяния – с этим принципом мы также не согласны. Как гласит закон физики, сила действия равна силе противодействия; стало быть, если уж чему-то суждено вернуться, то возвращается оно однажды.

Что же до популярной темы «откатов», то, как всегда говорила моя наставница, «все откаты у нас в голове». Нас воспитывают на историях о победившем добре и наказанном зле, хотя на самом деле практика социума показывает, что мир несправедлив (см. «феномен веры в справедливый мир», Википедия). Сделав зло или поступив в несогласии с привычным моральным кодексом, человек начинает ждать наказания – и наказание приходит, человек подсознательно начинает вести себя так, чтобы его получить. Если убрать этот пункт о наказании из головы, то все откаты куда-то испаряются. Поэтому делай только тогда, когда у тебя есть ощущение, что имеешь на это право. Либо создавай себе такое ощущение во время работы: как известно, любое сомнение в процессе ритуала на корню губит и как бы отменяет любое магическое воздействие.

Не чураемся мы также работы с мёртвыми и на крови, в том числе жертвенной. Страх при работе с мёртвыми, на кладбище у многих практиков мне понятен: проще не браться, чем заморачиваться средствами защиты, обережными предметами, заговорами и т.п. Однако это серьёзно ограничивает возможности практика, – а случаи в жизни бывают разные! Что касается жертвенной крови, в том числе не только своей и не только добровольной, то в данном случае мы не выходим за рамки использования крови в русской деревне, где ради каких-то магических целей могли зарезать сельскохозяйственное животное. Кровь и момент смерти даёт очень большой выброс силы. Подобная работа как бы показывает, что тебе что-то «до зарезу надо». С этической точки зрения для нас нет разницы, пойдёт курочка в суп или будет зарезана ради магического обряда, а её мясом полакомятся окрестные котики и собачки. Мне попадалась викканская статья о том, что стоит использовать только собственную кровь. Сразу поясню почему нет: через кровь практик привязывается к тому, что делает. Представьте себе, что будет с практиком, через привязку собственной кровью одновременно поддерживающим десяток, а то и больше амулетов, сделанных для разных людей. Задумайтесь, насколько быстро он закончится как практик, а то и как человек… Не лучше ли заимствовать силу из возможных источников, чем самому работать на преждевременный износ?

  1. Ставят ли последователи традиции перед собой социальные цели: изменение общества, продвижение конкретных идей и т.п.

Нет. Мы занимаемся своей жизнью и не лезем в чужую. Разве что немного меняем мир непосредственно вокруг себя в более удобную сторону – но это в принципе характерно для любого, владеющего магией. Хотя, если честно, нам интересны современные гуманистические идеи – экология, права женщин, воспитание детей без насилия.

  1. Практикуют ли последователи традиции уникальные магические техники. Если да, то может ли им обучиться человек вне традиции. Является ли информация о них открытой.

Не знаю, насколько такая практика окажется уникальной, но я живу в состоянии круглогодичной фоновой медитации, проживая состояния и настроения природы, прочувствовав их. Для меня не может быть плохо потому что зима и холодно – Йоль, солнце недавно родилось, земля спит, грешно своими капризами требовать, чтоб прям здесь вот сейчас настала Хургада, затаись, замедлись, экономно расходуй ресурс, будь как природа. Тогда и Бельтайн ты будешь проживать  как настоящую весеннюю феерию, радуясь вместе с цветущей природой обручению Бога и Богини. Как-то так, не знаю, понятно ли объясняю.

  1. Есть ли ограничения для последователей традиции в магической работе.

Есть, хоть и небольшие. Мы будем работать с порчей или приворотом (или иными вредоносными воздействиями), но только при серьезной мотивации (а не просто потому, что клиенту захотелось на ровном месте сплавить на тот свет кого-то или получить себе в карман объект своих воздыханий, когда уже прозвучало слово «нет») и с обязательным разъяснением всех последствий такого воздействия. Также мы вряд ли возьмемся вредить животным (исключая вышеупомянутые пункты про жертвоприношение и суп) и маленьким детям.

  1. Боги и божественное — как определяет их традиция. В кого верят последователи традиции.

Мы верим в Бога и Богиню, которые являются равными и равноправными персонификациями божественной энергии. Каждый из них, в свою очередь, разделяется на несколько ипостасей. Для Богини это всем привычные Дева, Мать и Старуха, для Бога – юный Сеятель, зрелый Охотник и престарелый Мудрец. Однако, в отличие от классической викканской традиции, у Бога и Богини есть ещё четвёртая, можно сказать, ипостась. В частности, на примере Богини мы разделяем Старуху и Каргу. Старуха – это добрая бабушка, которая рада на Мабон попотчевать своих внуков яблочным пирогом. А Карга – самайновская вдова, озлобившаяся от горя и губящая всё живое; близкие к ней образы – Баба-Яга или кельтская старуха Кайлеах (она же Кэйлик Бхир, приносившая зиму в горную Шотландию). Бог в это же время находится в мире мёртвых и является предводителем Дикой охоты; единственным «нормальным» способом вернуться в мир живых, не став вредоносной для них сущностью, является рождение – что и происходит с Богом на Йоль. Именно эти короткие ипостаси покровительствуют работе с негативом, таким, как, например, проклятия.

Мы не работаем с конкретными именами Бога и Богини, чтобы не привязываться к каким-то древним культам, обычаев которых не знаем и не соблюдаем, а называем богов просто – Мать и Отец.

Картина: Игорь Ожиганов

16. Низшие духовные сущности (духи и т.п.) — работают ли с ними последователи традиции. Есть ли уникальные духи, связанные с традицией.

Да, мы почитаем низших духов, происходящих из славянской традиции (лешие, домовые, русалки и т.п.). Кроме того, для нас, хотя это не является собственно викканской практикой, характерен тотемизм, и так как большинство из нас считает своими тотемами представителей семейства кошачьих, мы почитаем дух Старой Кошки. В частности, каждое полнолуние и каждый шабаш мы преподносим ей немного молока (чему очень радуются наши пушистые питомцы), а в иные дни своё почтение к ней выражаем тем, что по мере сил помогаем другим кошкам – например, подкармливая бездомных, помогая в лечении кота, живущего в ближайшем магазине (лично ходила делать ему уколы), беря на передержку кошек друзей на время их отъезда, жертвуя деньги, лекарства и корма кошачьему приюту. В конце концов, часть моей домашней «стаи» – подобранные на улице или взятые из приюта животные.

  1. Как и когда почитаются боги традиции.

Как и последователи других направлений в викке, мы соблюдаем обрядовость Колеса Года, включающего в себя восемь основных праздников: дни солнцестояния (Йоль, Лита) и равноденствия (Остара, Мабон), сакрализация которых была характерна для германо-скандинавской и славянской традиции, плюс Имболк, Бельтайн, Лугнасад (Ламмас) и Самайн, заимствованные у кельтов. Первые четыре праздника в литературе иногда называются «праздниками Солнечного креста», вторые – «Кельтского креста». Помимо этого, мы выражаем своё почтение богам в дни полнолуний и новолуний.

  1. Отношение между богами традиции и богами иных традиций.

Для нас одна картина мира, которую мы считаем верной, для кого-то – другая. Мы идем своим путем и просто считаем чужих богов частным проявлением наших. Дева Мария такая же Богоматерь, как и викканская Богиня. Кто его там разберет, может это и правда один персонаж, это за гранью человеческого знания и не имеет прямого отношения к практике, а значит, не имеет большого значения.

  1. Существует ли в традиции годовой ритуальный цикл. Как последователи традиции относятся к классическому викканскому колесу года.

Мы его придерживаемся, хотя не всегда согласны с некоторыми викканскими нюансами смысла некоторых шабашей и ориентируемся больше на этнографическое наследие.

  1. Существуют ли иные ритуальные циклы в традиции (например, ритуалы перехода).

Аналогичны прочим викканским – викканинг, хэндфастинг и т.д.

  1. Имеет ли традиция предпочтения в мифологии и этнографии, довлеет ли к той или иной языческой мифологии.

См. выше

  1. Ключевые принципы традиции, какие они по мнению последователей.

Сплав магии с наукой и здравым смыслом. Саморазвитие. Познание и сохранение фольклорного культурного наследия.

  1. Как традиция относится к мистическим откровениям. Практикуют ли прямое получение наставлений от богов. В каких формах.

Да. Сны, гадания, ясновидение – как везде.

  1. Есть ли у традиции итоговая цель (цели), которой можно было бы добиваться (для сравнения у буддистов — достичь нирваны).

Жизнь в согласии с природой и с оглядкой на нее – насколько это возможно для современного горожанина.

  1. Существуют ли уникальные практики, способствующие достижению целей традиции.

Нет, вряд ли они так уж уникальны.

  1. Индивидуальная работа и групповая работа — что важнее в рамках традиции. Возможна ли работа солитари в рамках традиции.

Солитари – возможна, грамотная групповая – тоже хороша. Равно важны.

  1. Форма построения общины/ковена.

Семейная община и те, кто готов к ней примкнуть (подобно тому, как у семьи бывают «друзья дома»)

Картина: Игорь Ожиганов

28. Размеры традиции: численность последователей, количество ковенов. Общины, о которых важно знать желающим войти в традицию.

Сталкивалась с людьми, разделяющими наши идеи, но не систематически, ничего сказать не могу. Наша семейная община очень маленькая и недавно со смертью одного из членов стала еще меньше.

  1. Что принципиально не приемлемо для последователя традиции.

То, что противоречит п. 12, отрицание человеческой «темной стороны» и отказ работать с ней, насилие в навязывании своих идей и нарушение УК РФ и Всеобщей декларации прав человека.

  1. Какие качества традиция особенно выделяет в человеке.

Критичность в восприятии информации, любовь к здравому смыслу и природе.

  1. Есть ли среди художественных произведений и философских трудов такие, которые способствовали бы большему раскрытию идей традиции, её пониманию посторонними людьми.

Нет.

  1. Как традиция видит посмертие людей.

Отдых в Стране Вечного Лета, потом новое воплощение.

  1. Как традиция видит последствия поступков людей. Верят ли последователи в карму или иную форму наказания.

Карма – да. Но еще стоит учитывать, что в мире поступки людей так или иначе связаны между собой. Сделав гадость, ты никогда не знаешь, не нарвешься ли ты на более сильного, кто тебя размажет.

  1. Долго ли существует традиция.

В пределах 5 лет, если официально. Неофициально – к ее формированию я интуитивно шла всю жизнь.

  1. Есть ли контакты, по которым мог бы обратиться заинтересованный человек.

Да, можно обратиться непосредственно к Элене Мице: https://vk.com/elena_mitsa .

Авторы: Элена Мица и Милош Чёрный

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *