Викканские Свитки

Рома Михайлов: радость узнавания.

 

“Что происходит, когда чужие интересы разрывают медиума на куски? Когда вкладка за вкладкой открываешь новые запросы: энтомология, российские орнитологи список, ловушка Малеза, оккультная орнитология… Только по одной теме возникают тысячи вопросов, каждая из которых требует целой жизни изучения.”

Обложка книги «Изнанка крысы», источник: http://primuzee.ru/shop/Knigi?publish=%D0%92%D1%81%D0%B5%20%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B

Написать об «изнанке крысы» меня попросило Серое Фиолетовое. Оно читает Михайлова как математик, я — как кто? Здесь, наверное, стоит упомянуть, почему я размещаю эту статью на викканских свитках.

Кто такие виккане? В общем-то, очень разные люди. Но, так уж вышло, что многие из нас являются медиумами и визионерами. По правде сказать, не так уж редко встречаются способные к этому люди, но они либо утрачивают этот “дар”, либо закапывают его в себе, ещё чаще — попросту им не интересуются. Но некоторым это не удаётся, они страдают шаманскими болезнями, вынужденно работают с теневыми явлениями, и (не) избегают своей судьбы. Такие не питают иллюзий и хорошо знают цену этому “дару”, который чувствуется как проклятие, пока он не приручен. Питая отвращение к эзотерическим басням и оккультно-магическому флёру тайны, они не пытаются обособиться, потому что и так вынужденно живут в «одиночной камере вечной весны». У них нередко проблемы с экспликацией — проще говоря, их не устраивает ограниченность языка. Мне кажется, именно для такой формации Рома Михайлов оказывается редким “своим”, читая которого понимаешь, что не один.

Гражданская оборона, «Вечная весна»

Рома насквозь солярный персонаж, даже лицо его хочется назвать соляркой, такое как будто расплывающееся в своём свечении, черты которого невозможно вспомнить после встречи. Эта солярность придаёт тексту оголтелую честность: неясное так и описывается, как что-то, допустим, склизское и слоистое. Описания у Михайлова бьют точно в цель, сомнений не остается. На Катабазии это описывается так:

«читать «Изнанку крысы» чрезвычайно познавательно – особенно тем, чьё облако тегов совпадает с, условно говоря, катабазийным (да, это рекомендация).»

Код «Красивая ночь всех людей» на языке RN, комментарием к которому является текст «Изнанки…», источник: https://katab.asia/2018/07/09/rat-night-for-all/

Интересно, что слепки описываемых Ромой вещей статично лежат, будто в музее, и когда читаешь о них — находишься в тоннеле, ведущей к слепку. Построил ли Рома этот разветвлённый лабиринт с тоннелями? Во всяком случае, у меня есть один важный ответ на вопрос, почему слепки: если бы тоннели вели к реальным ситуациям, чтение далось бы более дорогой ценой. А так довольно забавно, сидишь в ванне в позе лягушки, и скачаешь из одного тоннеля в другой. Интересно ещё то, что, при своих возможностях, Рома не кодирует в книге высасывающие воронки, что делают почти все без исключения оккультисты. Рома не оккультист. Это совсем другая формация. Путешественник-исследователь?

Печатный текст кода «Красивая ночь всех людей», источник https://katab.asia/2018/07/09/rat-night-for-all/

Когда мы шли к автору чтобы пообщаться, било лютое, не свойственное для Питера солнце; к моменту когда мы добрались до локации, у меня случился солнечный удар. По ходу мне встречались символы (рунические и не только), которые я с помощью “ловких движений рук” вбирала в себя, не понимая что вообще происходит. На месте стало понятно. Без этой чисткой солнцем такая слизистая, илистая капха-ведьма как я, не смогла бы воспринять такую джайнистскую свастику как Рома.

Роман Михайлов, фото Алексея Костромина, источник: http://bump.ru/page/adaptive/id27103/blog/5010816/

Недавно мы с мамой поехали в Подмосковье искать заброшенные дома. Когда добрались до деревни увидели, что там вполне есть жители, но решили все таки зайти в ближайший заброшенный дом. Маленькая комната странных размеров, много окон со всех сторон но помещение будто сжимается изнутри, свет не достигает пола. Кровать с железной сеткой боком прислонена к стене, шкафчик с мусором, посреди пола маленькая электрическая плитка. Воздух хоть режь. Рома про такое отлично написал: как будто в комнате человек сорок стоят неподвижно и смотрят на тебя.

Ушли оттуда, решили ночевать в поле, неприятно из за этого дома, кажется что он тянется за нами и мы на самом деле или не вышли, или что-то прихватили с собой. Нашли место, расположились, насобирали веток. На дороге останавливается внедорожник. Минут 10 стоит, понятно, что за нами наблюдают. Нервы на пределе, сидим пьем пиво, резких движений не делаем. Машина начинает двигаться со скоростью человеческого шага, и вдруг заворачивает на поле и едет прямо к нам. Подъезжает дед на ниве:»вы что, костер будете жечь? Аккуратнее тут смотрите.» Уезжает. Мы понимаем что этот чертов дом нас растравил так, что мы деда обычного испугались. Собираем ветки в спальный мешок, берём за два угла и идём на другое место, где нас меньше видно с дороги. Кажется, что мы труп несём в спальнике. Находим место, вроде комфортно. Разводим костер, пиво, еда. Отхожу чуть-чуть в сторону поля, оборачиваюсь на маму — тоска лютая. Быстро возвращаюсь, рефлекс срабатывает не замечать что-то такое. Снова отхожу, уже туман занимается, снимаю очки и прям перед носом проходит […], быстро одеваю очки — защита, чтобы не видеть. Оборачиваюсь на маму — тоска пуще прежнего. Говорю ей об этом , она все понимает: “в любой момент собирайся и уходим.” Не мешкая собираемся, всю тёмную дорогу назад (километров пять) живеньким шагом под разговоры выходим в сторону деревни. Вокруг меня какая-то дискотека, очень шумно и такой […] ветер что ли; маме страшно, потому что она толком не понимает что происходит, но видит мое лицо. В какой-то момент резко отпускает, как будто “вы вышли из зоны воздействия”, почти в это же время видим электростанцию, я как младенец автоматически к ней присасываюсь — городской шаманизм в крови. Ночевали между детской площадкой и церковью, туман не дал поспать, так с 22-х до 7-ми утра ждали автобус на Москву.

Какова природа этих слепков и тоннелей — мне совершенно не ясно. То есть даже сейчас я не знаю, прочитали вы слепок, прошли к нему по тоннелю, или прошли по нему к реальному месту — тому зловещему дому, от которого воспоминания такие, будто события “Груза 200” произошли именно там.

И ещё о слепках: Рома запечатлевает только что родившиеся мысли. Образующиеся аллюзии он записывает так, как если бы это был реальный вопрос, который автор хочет задать. Может это и побуждает его “критиков” (критики были фальшивыми) докапываться к каким-то несущественным мелочам? И с этой стороны возникает вопрос — как документируются эти возникающие мысли? Память, блокнот?

Наш абстрактный брат ничему не удивляется, потому что слишком редко видит своих настоящих братьев. Чтобы снизить пафос, можно сравнить формации наших братьев с видами мух — очевидно, что нас меньше сорока тысяч. Мухb ceotcnde.n 190 vbkkbjyjd ktn/ Cktljdfntkmyj? djpybrftn djghjc^ зачем Рома начинает писать несложным шифром слева направо, который довольно легко считать? Ответы на возникающие вопросы имеют как правило несколько пространных ответов и, чаще всего, не верны. Верны только те, что возникли прежде вопроса.

Приводящийся в начале текст-шифр на языке RN похож на древние северные лабиринты и не дают мне никакой информации. Как и перебивки текста “FFFFFFFFF” имеющие аллюзии на 666.

Эти игры с языком выглядят как личная трагедия: кажется что автор умеет говорить на птичьем языке, и бьётся в безнадёжных попытках его зафиксировать.Вспоминается Приговская  “Странная птица бьётся в окно”.

источник: https://lifesjourneyblog.wordpress.com/2015/05/19/rest-stop-tuesday-why-should-we-live-in-the-moment/

В личных разговорах — это интересно — Рома остаётся открытым на уровне невербального диалога, но драматургия вербального разворачивается вокруг “изнанки крысы”. Он подробно останавливается на том, что стал птицей и смог увидеть птичий сон — описанное в “изнанке..” вИдение на 360 градусов. Я говорю о том, что это стандартное шаманское приключение и птица — подходящий для него тотем, потому что Ворон является проводником между мирами. У Ромы это будто бы вызывает неприятие. Всё потому, что ему не нравится такого рода структурализм. Овеивание тёмным Делёзом великолепия галлюцинирующей сущи выглядит таким панк-оккультизмом: ещё не таким, как у хаотиков, но вполне себе отрицающим. Кажется, что в своём одиночестве Рома заперся как в башне из слоновой кости. Если птица — то не такая. Конечно, не такая! Можно подумать у нас тут конвейер шаманов-воронов.

“Ты придерживаешь то, что ощутимо” — именно так. И, пожалуй, немногие из нас добились в этом такого мастерства. Видеть разваливающиеся, слоистые, меняющиеся на глазах тексты и при этом фиксировать увиденное в доступных пониманию формулировках.. Не удивительно, конечно, что человек всё время пытается разобраться в языках. А вдруг разберётся?

За день до встречи с Михайловым, мы прогуливались по злачному месту  и наткнулись на выброшенные манекены. С детства хотела манекены, сперва в качестве кукол, потом в качестве секс-кукол. Приподняв один я даже не заметила как из под него выскочила крыса, пробежала по моей ноге и неспешно побрела в другой угол двора. Неспешно, по сравнению с обычной скоростью крысы. Продефилировала. Естественно, бурный восторг и истинно индийское ощущение “доброго предзнаменования”. Я тогда ещё не всю “Изнанку” прочитала, да и как-то не сильно ей заинтересовалась. Казалось, что “Равинагар” уже дал мне всё, что нужно.

иллюстрация из произведения «Равинагар», источник:https://krot.me/articles/ravinagar

К слову о Равинагаре. Антипсихиатрический дискурс, которого придерживается Рома в Равинагаре, был близок мне с детства. Я всегда думала что так называемые умалишённые знают какую-то другую сторону (изнанку?) мира. Или живут соответственно другой логике, почему-то, мне казалось, более истинной. С детства мечтала сойти с ума, представляла себя в психушке или, как минимум, городской сумасшедшей. И ещё, с детства хотела носить очки. На 29-м году жизни стало понятно откуда истоки и первого и второго желания.

Интересно, что автор не теряет надежды создать эти языки, или, во всяком случае, развивать возможности к их развитию. В этом читается какая-то страшная (ужасающая?) сила солярной руны соулу. Почти двойной соулу. То есть очевидно, что либо Гитлер, либо Михайлов. И он становится Михайловым. Так, во всяком случае, считывается этот ревущий оптимизм.

Джайнистская свастика, источник: http://harpermcalpineblack.blogspot.com/2016/01/reclaiming-swastika.html

Эстетика: честный поиск и безостановочное движение, вот что мне видится в эстетике “Изнанки..”. Даже если сосредоточиться на одной лишь пунктуации, бросается в глаза наполненность жизнью (в противовес выхолощенной работе с пунктуацией, где всё уже забальзамированно и наполнено смертью). В таких мелочах, в частности, сияет вышеописанный оптимизм.

Кроме оптимизма есть, конечно, много ужаса. Я его расшифровываю как обратную сторону адреналина, который идёт в базовом солярном наборе. Можно сделать выводы, что это чистое свечение подкрепляется не животной агрессией, а более утончённой, интеллектуальной формой ужаса, который на выходе даёт чистое безпримесное сияние соулу. Тем не менее, в борьбе с ужасом непременно образуются домики и заслонки, и у Ромы это четверичность — успокаивающая квадратная чётность. Не секрет что круглое и овальное пугает многих из нас. Особенно овальное, особенно проёмы. Кажется, будто овальное легитимизирует присутствие разломов, выдаёт им паспорта, поэтому Рома намеренно не смотрит в их сторону. Это не вызывает укора, никто из нас не обходится без таких заслонок от прямого ужаса. Скорее наоборот, восхищает, что Рома сам указывает на характер ширмы у этой четверичности. Особенно, когда допускает умышленные “ошибки” в своей лекции, большая часть которой повествует об “изнанке…”

Лекция-перформанс Романа Михайлова «Механизмы сборки: старые книги, психика, карты и подглядывающая бездна»

Следует ли перечислять все детальные описания узнаваемого? Хочется стать коллекционером и составить перечень всех «радостей узнавания», но это излишне, и продиктовано той же пагубной привязанностью к языку. Более того, доподлинно неизвестно к одному ли подвиду мух относимся мы с автором «изнанки..», или только к одному семейству? Уверена, что Рома бы всё отрицал.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *