Викканские Свитки

Викканин и социум: делают ли виккане что-то полезное для общества, в котором живут?

К написанию данного текста меня подтолкнула опубликованная на Викканских Свитках ещё в мае статья Викканин и социум: должны ли виккане делать что-то полезное для общества, в котором живут?. Ни в малейшей степени не собираюсь оспаривать основной посыл статьи, равно как не собираюсь оспаривать разумность конкретных предложенных дел на пользу общества. И всё же одна мысль не давала мне покоя. Вопрос, поставленный в заглавии статьи, он словно бы по умолчанию ставил виккан в положение чужаков. В положение бесполезных членов общества, которым требуется специально искать для себя занятие. Уверен, ничего подобного автор не предполагала и ставила вопрос лишь для большей остроты обсуждения. Но данный подход уже встречался мне ранее. И в среде виккан, и в среде верующих иных традиций. Поэтому я хотел бы задать совсем другой вопрос: делают ли виккане что-то полезное для общества здесь и сейчас? Не буду нагнетать интригу на пустом месте и сразу же дам ответ: конечно, делают.

connected-1327191_1280
Для миссионера, приехавшего в чужую страну и занимающегося исключительно вопросами своей религии, действительно важно определиться с тем, что он может сделать для людей вокруг себя. Потому что он и правда чужак. Да при том имеющий у себя на руках сомнительный набор козырей, состоящих всё больше из духовности. Он подозрителен для общества. Он бесполезен для него, пока не продемонстрирует, что его деятельность даёт какие-то практические плоды. Чужак в чужой стране, идеолог, пиарщик, если угодно. Таким людям нужно хорошенько заземлиться, найти для себя прочное основание, если они хотят продолжать свою деятельность.
Но ситуация меняется, если речь идёт про человека, принявшего веру в своей стране. И продолжающего жить в ней своей обычной жизнью. Что в этом случае происходит такого страшного? Он теряет родителей, братьев, сестёр, детей? Разрушает свой брак? Бросает работу и уходит жить под мост в компанию бомжей? Такое, конечно, возможно. Но в этом случае подозрительное отношение окружающих закономерно. Равно как и неприязнь к той религии, которую человек принял. Столь глобальные перемены, ведущие к разрушению жизни и уходу человека в оппозицию к социуму, возможны в любой религии. Но если они для неё являются нормой, не стоит ждать хорошего отношения от общества. И никакие мероприятия вроде благотворительности тут не помогут.
К счастью, эта проблема не свойственна викке. А потому мы можем себе позволить не рассматривать её всерьёз. Если оглядеться даже в интернет-сообществе, можно увидеть, что виккане остаются частью социума. И тут уже неважно, кто мы: студенты, менеджеры, инженеры, учёные, продавцы, журналисты, слесари или таксисты. У нас есть наши близкие, с которыми мы продолжаем общение. У нас есть повседневные дела, на которые мы тратим время. Есть работа, которая нас кормит. И если ни в одной из своих социальных ролей мы не приносим пользы обществу, то стоит задуматься не над тем как улучшить имидж викки. А над тем, как мы умудряемся так жить и где свернули не туда.
Когда родителям нужна помощь, нужно быть не викканином, а человеком. И благодарным сыном или благодарной дочерью. Прийти и помочь. Когда у друзей проблемы и надеяться они могут только на вас, опять же нужно быть человеком. И не бросать своих друзей в беде. Когда требуются деньги, их следует заработать, а не украсть или раздобыть иным вредным для общества путём. Всё это не вопрос религии. А вопрос корректного существования в социуме. Здесь и кроется суть. Люди, как правило, не приемлют тех, кто не вписывается в нормы сообщества. Можно раздразнить людей, можно внушить им страх, оболгав верующих. Против этого нет однозначных методов защиты, особенно, если причины лжи кроются в вопросах политических. Но когда идеологическое давление спадает, всё возвращается на круги своя. Покрутив пальцем у виска, люди принимают факт, что вот тот конкретный Вася или Петя верит во что-то странное. Да и ладно, главное, что работник хороший и мужик невредный.
Виккане делают что-то полезное для общества уже просто потому, что продолжают честно жить в этом обществе. А для викки мы делаем полезное, когда честно живём и открыто говорим о своей вере. Не убеждаем других, не грузим мистическими откровениями. Просто не боимся сказать: я викканин. Ничего больше.
Я викканин. Но когда зимой мне встречается застрявшая в снегу машина, я не благословляю водителя, а помогаю её вытолкать. Я викканин. Но когда близкий человек попадает в больницу, я не сажусь медитировать о его выздоровлении, а несу в отделение гостинцы и проверяю можно ли чем-то помочь. Можно сказать, что это невеликая польза для общества: человек там, человек тут. Что ж, извольте, я сетевой инженер. И через мои руки прошла не одна сотня коммутаторов – необходимого для работы оборудования. Это не говоря уж про более сложные задачи на сети, которые приходится решать ежедневно. И не молитвами, а вполне обыденным трудом. Если вы живёте в Новосибирске, Омске, Барнауле, Новокузнецке или Томске, возможно, вы читаете этот текст в том числе благодаря моим стараниям. Или благодаря моим стараниям смогли без сбоев снять деньги с ближайшего к вам банкомата, который так же подключен к сети. Если это не польза для общества, то что тогда польза?
Кем бы вы ни работали, если вы трудитесь честно, то приносите обществу пользу. Иначе просто не получали бы свою зарплату. Этот момент почему-то часто забывают. А помнить его нужно постоянно. Мир вокруг нас создаётся не абстрактным социумом, в который нам должны разрешить войти и которому мы должны доказать, что годимся, несмотря на свою веру. Этот мир создаётся нами. Здесь и сейчас. И мы уже его часть. Помогаем ли мы общему делу или боремся с недостатками мира – всё это наша реальная повседневная работа. От которой общество имеет реальную повседневную пользу.
Вам необязательно быть великим учёным или мировой знаменитостью. Даже если вы продаёте в киоске газеты, вы уже вносите свой вклад. У кого-то он больше, у кого-то меньше. Но от этого он не становится менее важным. Все работы хороши, выбирай на вкус, да-да. Хоть об этом тоже принято забывать. Мы часть общества. И наша вера – часть этого общества. Именно на этом нужно фиксировать внимание. Мы не страшные сектанты, которые пытаются втереться к честным людям в доверие. Но мы дети, друзья, коллеги этих честных людей. И коль скоро мы чего-то стоим в мире как люди, значит и вера наша в глазах людей будет не столь уж пугающей. Возможно, этот процесс займёт многие годы. Но быстро в мире ничего и не делается. Важно лишь, чтобы все мы вносили свой посильный вклад. Как в обеспечение существования общества. Так и в принятие обществом викки.

Автор: Александр Садовников ( член Ковена Неназванного Древа )

Больше текстов этого автора вы сможете найти в группе Орден Несуществующих

3 Комментарии

  1. Napoli

    Автор той статьи, по-моему, хотела, чтобы добрые дела делались викканами под большими знамёнами викки. Хотела сначала, чтобы общество приняло и восхитилось самим фактом принадлежности к викке, а потом ещё забурить пиар-кампанию о том, как виккане ещё и добрые дела делают.

    Так что вы правильно отметили, что в таких вопросах на первое место должен выходить человек, а не ярлык, который он на себя повесил, чтобы отличаться от окружающих.

    1. ParNada

      Автор статьи хотел чтобы те, кто хотят чтобы их веру воспринимали позитивно, делали что-то позитивное. А коль сторонники ниего сверх обычного не делают, то и жаловаться потом что кто-то там не самым лучшим образом относится к викке — безполезно.

    2. Александр Садовников (Автор записи)

      Ну, в пиар-компании нет ничего плохого, дело-то благое.) И каждый викканин в любом случае дополняет среднее мнение о викке и её последователях. Важно не убедить общество, что виккане няшки. Важно показать, что виккане — люди. Не зомбированные сектанты, не «нечистые срамные колдуны» и даже не едят по ночам младенцев. Что проповеди против колдоства и обвинения в сатанизме, столь любимые известными людьми, не соотносятся с викканами. Другое дело, что для этого нужен малый труд всех виккан. Которые просто демонстрируют собой, что они здесь, они люди, они живут рядом с другими верующими и атеистами. И вовсе не выглядят при этом чудовищами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *