Викканские Свитки

Т. Торн Койл. Язычество – что это значит?

(T. Thorn Coyle. Paganism: One Working Answer)
Суть язычества заключается в прямом взаимодействии и построении отношений напрямую. Мы можем быть или не быть политеистами, мы можем заниматься или не заниматься магией, все равно наш религиозный или духовный импульс порождается прямым взаимодействием с силами космоса, с Природой или с частями нашей собственной души, и это взаимодействие влияет на проявленный мир вокруг нас – и само от него зависит. Кто-то из нас ищет единения, строя отношения с предками. Кто-то предпочитает становится единым с Природой в ее величественных храмах – лесах и рощах. Другие строят себе храмы на внутренних планах, откуда они черпают мудрость и вдохновение. Есть ли более подходящее название, чем язычество (Pagan), для этого переживания непосредственного религиозного опыта, который не зависит от набора догматов или предписанных авторитетами правил? Может быть и есть, но я пока его не нашла. Я могу общаться или работать с мусульманами, христианами или соблюдающими иудеями, но в большей степени я ощущаю свое родство с друидами и асатруар. Хотя я могу вести духовную работу совместно с буддистами, меня более тянет к тем, кто ищет целостности на пути Телемы или церемониальной магии. Некоторые из тех, кого я здесь упоминаю, не называют себя «язычниками». Так что же нас объединяет? Принадлежность к недогматическим (non-creedal) системам верований и практик. Признание, что никто из нас не обязан следовать «единственно верному пути». Мы просто практикуем то, что работает для нас – для нас, людей, отличающихся друг от друга строем души. Наши души соединены с нашими телами, наши тела соединены с этой землей, эта земля соединена с космосом, космос является частью какого-то большего потока пространства, времени, не-пространства и не-времени.

Где же тот общий элемент, который можно обнаружить в столь непохожих духовных традициях с разными верованиями, практиками и опытом? Мы все разделяем переживание «божественного здесь, с нами, на земле» (Divine with us on earth). Боги не просто где-то далеко, в Асгарде, они также в наших садах и в наших домах. Богини не просто существа, живущие в недосягаемых потусторонних пределах, они помогают нам в наших повседневных делах и в воспитании детей. И у этих Богов и Богинь есть также свои дела и заботы. Язычество (разные «язычества») и магические системы – в их современном выражении внутри разнородной группы традиций – придерживаются «теологии имманентности», не важно, признают ли это их последователи, или нет. Магия не будет работать без прямого контакта с божественным. Ритуалы будут бессмысленны или просто превратятся в психологические упражнения, если бы у нас не было сильного, непосредственного переживания, что те священные энергии или силы, с которыми мы работаем, присутствуют с нами, здесь и сейчас.

Вот, что изначально привлекло меня в язычестве: в язычестве Бог не был удален в какую-то туманную потустороннюю реальность. Бог Сама по Себе (God Herself) и Ее индивидуальные проявления – деревья, океаны, звезды, отдельные Боги и Богини – все мы движемся, течем, действуем, покоимся и составляем собой космос – здесь и сейчас. Я стала язычницей, когда пережила это – и когда увидела себя в этом бесконечном творческом круговращении. Если бы это было не так, наша магия была бы просто выпрашиванием и вымаливанием благ у Бога. Но магия – у тех из нас, кто ее практикует – является способом участия в создании мира. Те из нас, кто не занимаются магией, все равно каждый день отмечают свое участие в жизни большого Целого. За это мы и благодарим Богов, Бога, Природу, танцуя вокруг Майских шестов, поднимая в честь божеств рога, наполненные вином и медом, зажигая свечи на алтаре, погружаясь в медитацию, занимаясь любовью и чувствуя, как из уст наших любимых исходит дыхание Богов.

Некоторые из нас – политеисты: этот Бог помогает нам в делах, эта Богиня дает мужество в трудные времена, а есть и такие боги, которых мы просто чтим, потому что чувствуем в этом потребность, потому что мы по профессии поэты, или механики, или просто без ума влюблены. В этом глубоком, прямом соединении с отдельными индивидуальными силами всегда присутствует переживание единства – чувство бездны, из которой все произошло или процесса, в который включены все вещи. Есть среди нас и люди, буквально не верящие в богов (non-deists) или агностики. Но даже те, кто верят, что боги – только части нашей собственной сущности, все равно совершают ритуалы, руководствуясь нашими принципами и призывая (для них — воображаемые) сущности при помощи наших магических жезлов. Мы созерцаем и видим – да, божественное приближается – и вот – божество уже зажгло наши сердца. Это тоже имманентность. Соприкасаясь с богами, мы сами становимся божественны.

Мы язычники потому что это первое название, данное людям, не принадлежавшим к государственной религии, придерживавшихся своих духовных путей. Мы независимы. Хотя бы в этом смысле мы настоящие «язычники» [это слово в старину использовалось как обозначение нон-конформиста – Прим. пер.]. И именно поэтому некоторые из нас с этим не согласятся.

26. 04. 11

Источник: http://www.thorncoyle.com/2011/04/paganism-one-working-answer/

Перевод: Гарсиа
Источник перевода: http://versacrum.narod.ru/thealogic/coyleworkinganswer.html

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *