Викканские Свитки

Святые и проклятые

Идеалы защитить нетрудно. В самом деле, на то они и идеалы, чтобы быть достаточно абстрактными и прекрасными по умолчанию. Конечно, придирчивый аналитик всегда может отследить последствия их применения в жизни. И уж верно найдёт массу мелких несуразностей, ряд серьёзных проблем и даже несколько кошмарных трагедий, которых можно было избежать. Отказавшись от тех самых идеалов разумеется.

Но как бы ни старался аналитик, сколь бы ужасающими ни были разразившиеся катастрофы, от всего можно отмахнуться. Нужно лишь уточнить, что идеалы идеалами. А несовершенные люди — людьми. В самом деле, иному скажи “не ешь конфеты из вазочки”, так он и тут исхитрится и найдёт удачную трактовку. Останутся от конфет одни фантики. Что говорить про идеалы значительно более сложные и изначально поддающиеся множеству интерпретаций!

Итак, люди несовершенны. Зато идеалы прекрасны. Или во всяком случае достаточно абстрактны, чтобы казаться такими. Обвинения беспочвенны, претензии сиюминутны, а будущее полно радостных и чистых возможностей. Кто не согласен, добро пожаловать на философский, а то и теологический диспут. Дело это увлекательное, долгое. И не всегда результативное.

Сомов Константин Андреевич «Синяя птица»

Но ситуация меняется, стоит нашим идеалам обрести живую плоть и кровь. Возведите на пьедестал человека, присвойте ему статус святого, просветлённого, благословлённого богами. Сделайте его живым пророком, а то и воплощением божества! И смотрите, как радостно потирает руки аналитик. Ведь люди, в отличие от идеалов, — несовершенны.

***

Однажды в одной далёкой стране чуть более полувека назад свет увидела весьма затейливая книга. Претендующая на научность, но с множеством недоговорённостей. Рассуждающая о судьбах людей, но с лёгкостью и интригой, свойственным скорее популярному детективу. Охватывающая несколько веков истории, но почти всегда избегающая конкретики. И название у книги было по тем временам весьма вызывающее — “Ведовство сегодня”. Кто бы мог подумать, что книга эта не канет в лету вместе с другим подобным чтивом, но породит настоящую новую волну в религиозной среде. Породит новую — и одновременно, конечно же, “древнюю”! — религию со странным названием “викка”.

С моей стороны было бы безрассудным утверждать, что в “Ведовстве сегодня” задавались новые идеалы. Что они прочно легли в основу викки и пребывают там по сей день. Написанная скорее в манере лукавого подмигивания книга едва ли вообще утверждала хоть какие-то идеалы. Намёки, интересные идеи, увлекательные допущения и сочная яркая атмосфера тайного мира ведьм — всего этого было в избытке. А вот с идеалами не задалось. Так же как и с однозначными прямыми утверждениями вообще.

И всё же, начало было положено. Автор продолжил свой труд и стал признанным основателем новой религии. Звали автора Джеральд Гарднер. Так зовут и по сей день. Не досталось ему ни красивого титула из нескольких десятков слов, ни статуса великого просветлённого, ни даже посмертного почитания как высокодуховной сущности. Он сделал ровно то, что сделал. И тем прославился. Выдумывать для себя божественную роль просто не потребовалось.

Я искренне верю, что за эту удивительную для основателя скромность, его будут помнить без всяких ритуальных почитаний. И ценить вне зависимости от степени его духовности и магических дарований. Потому что отказавшись от божественности, он оказал великую услугу всем будущим поколениям виккан.

***

Основатель. Пророк. Мессия. Как много в этих словах… пустого и бессмысленного. Словно бы богам и правда нужно прийти в человеческой форме. Словно бы для восприятия слов божества человек должен быть абсолютно идеален. Словно бы истина — это нечто вспыхивающее на небосклоне человеческой культуры один единственный раз. Лови скорей!

Но что такое истина, являющаяся лишь единожды? Лишь красивый внешний эффект. Возможно, для установления веры он и полезен. Но называть это истиной… или откровением богов… По меньшей мере странно. Представьте, что вам было откровение — яблоки сладкие! После этого вы никогда не трогали яблок, не ели их, не слышали ничего о яблоках. Вы свято храните в душе великую тайну о яблоках. Они сладкие. Но ничто в мире не подтверждает её и не опровергает. Странная истина, не правда ли? Довольно бессмысленная.

Представьте, что вам открылось как построить дом. После этого больше ни одного откровения. Чертежи не сходятся. Материалы приходится выбирать другие. Всё идёт вкривь и вкось. Но вы храните тайну о том, как правильно построить дом. Бессмыслица? Конечно.

Так и с любой религиозной истиной. Явленная единожды и не имеющая прямых подтверждений в мире — она по сути своей ничего вам не приносит. С тем же успехом вы могли бы пойти и посмотреть хороший фильм. Пользы, пожалуй, было бы больше.

Считая лишь редчайших уникальных и абсолютно идеальных людей носителями божественного откровения, почитая их сквозь века, мы загоняем себя в угол. Если божественная истина и правда чего-то стоит, то она должна открываться снова и снова. В том числе и обычным людям. Может быть в меньшей степени. Но всё же.

Если эта истина не просто вспышка фантазии, то она будет откликаться в окружающем мире и давать о себе явные напоминания. Иначе она оказывается лишена какого-либо смысла.

Но хуже всего то, что получив в руки столь ненадёжное и бессмысленное откровение, мы ещё и должны за него изрядно заплатить. Помните аналитика, потирающего руки? Готовьтесь. Рано или поздно вам предстоит узнать, что бессмысленное откровение в мир принёс не просветлённый, а в лучшем случае обычный человек. В худшем же — чудовище во плоти.

***

Говорят, Гарднер отличался специфическими сексуальными вкусами. Говорят, нагло врал всем в глаза, в том числе и о религии, которую сам же распространял. Говорят, использовал инициируемых. В общем, говорят — был типичным “лидером секты” в современной терминологии. Лично я в этом сильно сомневаюсь. Но дело даже не в этом.

Давайте отпустим тормоза. Сексуальные предпочтения? Да он же чудовище! Совращал юных дев, хлестал хлыстом, обманом затаскивал в постель! Врал? Обвёл вокруг пальца всех, не написал и не сказал вообще ни слова правды — Кастанеда завистливо курит в стороне! Использовал инициируемых? Забирал все их деньги, подсаживал на наркотики, избивал, доводил до самоубийства!

Кошмарное чудовище, а не Гарднер. Придумайте сами ещё с десяток преступлений, которые можно на него повесить. Благо он мёртв и оправдаться не может.

Сомов Константин Андреевич «Людмила в саду Черномора»

Но вот ведь в чём дело… Всё это большей частью не имеет значения. Он создал ровно то, что создал. И его творение ушло в мир, пережило множество изменений и стало таким, каким мы видим сегодня. Святым был Гарднер или проклятым чудовищем — не имеет значения. Создано, что создано. Выжило, что выжило. Существует то, что существует.

И это созданное, выжившее, существующее никоим образом не требует почитания Гарднера как ключевого и принципиального для своего существования. Викка была создана Гарднером. Но может существовать и без него. Это не повод не уважать создателя. Это повод наконец-то понять, кто не называл себя пророком или аватарой, тот волен остаться человеком. Остаться хоть святым, хоть проклятым.

***

Есть такая замечательная советская фантастическая книга — “Лунная радуга”. Буйство фантазии, столкновение с чуждой жизнью, которую даже невозможно оценить с точки зрения разумности, взаимное влияние, сверхъестественные способности, загадки и тайны космоса, героизм и смелость… всё, что пожелаете. Множество ярких образов (чего только стоит “чёрный след”, с которого всё и начинается!), закономерный, но не такой уж очевидный финал. Всем ценителям фантастики — рекомендую, она не потеряла свежести и актуальности даже сегодня.

Написал её Сергей Павлов. Хотите я расскажу вам об этом прекрасном авторе? Легко! Он жил в СССР и написал “Лунную радугу”. Мало? Хорошо, сейчас я открою Википедию… О, ещё он написал целый ряд книг, названия которых мне ничего не говорят. И похоже много кому ничего не говорят. Ну, что ж, на этом и остановимся.

Что он думал про ситуацию в стране, каких взглядов на живопись и музыку придерживался, какую позу предпочитал в сексе, любил ли выпить, хорошим ли был отцом (и был ли вообще отцом?), долго ли прожил, тяжело ли умирал, вел ли себя за столом как культурный человек — все эти безусловно увлекательные вопросы я никогда про него не задавал и, скорее всего, не задам. Да, я прочитал “Лунную радугу” на три раза. И, наверное, в ближайшем будущем прочту ещё на раз. Но при чём тут каким человеком был сам Павлов? Книга станет хуже? Лучше? Едва ли.

Всё совершенное и существующее отдельно от создателя — самодостаточно. Конечно, в оккультной среде на этот счёт могут быть разночтения. Но всё же надёжно вбитый гвоздь остаётся надёжно вбитым гвоздём, даже если вбивал его жалкий, ничтожный и мерзкий человек. А вот гвоздь держащийся из последних сил на одном честном слове не станет лучше от того, что его вбил великий и прекрасный во всех отношениях мудрец.

В отношении культуры и искусства подобный подход часто кажется нам кощунственным. Как можно рассматривать их отдельно от создателя? Но вот постмодернизм как-то смог… и мир не рухнул. Не пора ли перенести этот принцип и на религию?

***

Всё же у такого переноса есть трудности. И связаны они как правило с тем, что в самих священных текстах уже зафиксирована неразрывная связь между автором и творением. В самом деле, попробуй-ка, отдели религию от пророка, когда он целый пророк! А если полубог? Или вообще аватара? Свят, свят, свят… Или проклят?

Неразрывная эта связь словно раковая опухоль разъедает даже самую прекрасную религию. Накрепко прибивает её положения и идеалы к конкретным людям и эпохам. Останавливает развитие, затыкает рты. И даёт массу возможностей критикам. Порой, увы, вполне справедливым критикам. Ведь если сами верующие не могут выйти за пределы соотнесения религии с её автором — любое замечание критика в адрес автора попадает в цель.

Сомов Константин Андреевич «Радуга»

Удовлетворяя вполне понятное человеческое стремление приблизить идеалы к людям, дать этим идеалам конкретное воплощение в конкретном человеке — подход этот оказывается смертельно опасным для самих идеалов. И вдвойне достоин уважения тот, кто сумеет от него отказаться.

И то кошмарное чудовище в виде Гарднера, которое мы тут с вами для эксперимента нафантазировали, внезапно оказывается обладающим по крайней мере одним неоспоримым достоинством. Оно, это чудовище, отказалось от божественного статуса. И больше никакие его недостатки не могут помешать идеалам существовать и развиваться.

Использовал людей, врал? Что поделать, таким уж мы его выдумали. Но что с этого моей вере? Я ведь не в Гарднера верю. И не ищу в нём спасения.

Конечно, окажись он вдруг святым — это значило бы ровно то же самое. Что с того, что он свят? Я ведь не в Гарднера верю. Но и это было бы правильным. Хороший человек, говорящий и делающий чушь, не перестаёт говорить и делать чушь. Поэтому несмотря ни на какие предположения викка либо хороша сама по себе, либо плоха сама по себе.

И святой стоял у её колыбели или проклятый — не имеет значения.

Автор: Александр Садовников

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *