Викканские Свитки

Опорный конспект лекции «Викканское жречество, основные принципы и проблемы»

Сегодня мне хотелось бы поговорить с публикой об определенном явлении, которое в данный момент можно наблюдать непосредственно в викканском течении. Причем я хочу заранее уточнить, что речь будет идти о русской викке, ибо любое мировое явление, попадая на территорию нашего государства, в течение очень короткого промежутка времени обрастает тем невыразимым чувством, которые мы и называем «русским духом». Это то, что позволяет нам иронизировать над состоянием собственных традиций, несколько отграничивая нас от западных источников. По определенным причинам, на территории России до сих наблюдается сравнительно небольшое количество литературы по викке, а связи с западными викканами точечны и отрывочны в виду либо незаинтересованности самих виккан в таком общении, либо же по причине низкого уровня знания других языков, в частности, со стороны русских виккан.

Хотя самой викке в России, грубо прикидывая, около 20-30 лет, действительно бурное развитие в основном пришлось на последние лет 10, с активным образованием открытых общин, объединений, появлением не только переведенных материалов, но и составлением и изданием личных наработок непосредственно русских виккан. В 2017ом году были изданы первые книги русскоязычных авторов: это две популяризаторские книги о ведьмовском искусстве викки Арабо Саргсяна («Круг года» и «Викка: книга Теней»), «Звезда бесконечности: опыт викканской теологии» Айтвараса Наррентурма, и, собственно, моя книга по жречеству, с несколько претенциозным названием «Я жрец».

До 2015-16ого года в основном были известны две общины в Санкт-Петербурге и Москве, и они, на мой взгляд, служат отличным примером разделения, о котором я говорю. В Москве получило развитие движение «целостной викки», ориентированной на социальную составляющую жизни каждого викканина. Участники Московского дома виккан исследовали и стремились к тому, чтобы викка гармонизировала их жизнь, наполняя ее элементами магического искусства для саморазвития человека именно как часть социума. Именно в Москве уделили большую часть внимания инициатическим ритуалам перехода и тому, насколько викка и ее ритуалы помогают человеку в его самореализации. Именно в Москве получили куда как большее внимание благотворительность и экологическое движение. Я рискну заявить, что «целостная викка» более открыта навстречу людям, более социализирована. В Питере же ситуация происходила под другим углом: община Виккан Северной Столицы, где ваш сегодняшний докладчик с 2012 года и до 2016 пребывал в руководящем составе, была более заинтересована в мистическом опыте. Т.е. отмечая празднества Колеса года, мы уделяли все свое внимание мифологическому и теологическому элементу. Посему нас больше интересовали обрядовые элементы, возможности, которые дает мистицизм. Через наши ритуалы мы стремились получить сакральный опыт, прожить экстатический религиозный момент, преображающий нас изнутри, и в большей степени разделяли духовную жизнь и обыденную. Результатом пяти лет различных ритуалов и работы, с постепенным усложнением ритуалистики, стали две вышеобозначенные книги («Звезда» и «Жрец»), написанные на основании собственного опыта участников этих событий.

Собственно, как на основании изданных книг, так и на основании личных наблюдений за интересами и практикой некоторых общин и активистов, я сделала следующий вывод: сейчас викка находится в процессе разделения практики на две ветви – жреческую и ведьмовскую. Мы наблюдаем, как в самой викке у тех ее последователей, кто продержался в ней несколько больший промежуток времени, чем пара-тройка лет, возникла личная потребность в усложнении практики, стремлении большего охвата виккой сфер жизни каждого конкретного ее последователя одним из двух выражений.

Сейчас в российском викканском пространстве присутствуют уже куда больше открытых общин и ковенов, так или иначе, уже сделавших свой собственный выбор в отношении того, как именно будет строиться их практика, на каком элементе она будет базироваться. Многие участники тех двух общин, о которых я говорила ранее, откололись от своих первых объединений, запустили собственные проекты, и данное разделение стало более заметным, в связи с тем, что уже сами эти активисты для себя определили, какой именно путь их больше привлекает. Таким образом, с некоторого момента времени, который мне несколько затруднительно назвать точной датой, это, скорее, некий период с 2014 и по сегодня включительно, викка стала делиться на две глобальные ветви развития, внутри которых также присутствует своя развилка.

Выглядит это примерно так: каждый викканин где-то в период после двух-трех лет практики вынужден выбирать между жреческим и ведьмовским подходом к практике, а позднее, между социальным и колдовским. Я беру очень условные названия только ради обозначения этих разделений и их примерной характеристики.

Сначала мы делаем выбор между тем, что ставить краеугольным камнем своей практики – мистицизм и общение с нашими Богами, либо же изучение непосредственно магического искусства, где Боги занимают довольно малозначительную нишу. Как бы они есть, и этого достаточно. В дальнейшем же мы сами для себя выбираем то, на чем будет базироваться наша практика – поиск гармонии в социальной среде, более уходя в язычество, я бы сказала, используя колдовство как подспорье для нашей основной деятельности, связанной с реальной и обычной жизнью, либо же человека привлекает исключительно колдовство ради самого колдовства, магический путь, который и становится основной деятельностью человека, самоцелью.

Так вот сегодня я, как представитель той ветви, что выбрала жреческий путь, хотела бы более подробно остановиться именно на этом пути развития практики, а именно – о жречестве в викке, взаимодействии с богами, не углубляясь в варианты, которые приходят к нам с обозначением второй «развилки». Поскольку «первое» разделение только-только начало набирать обороты, многие постулаты этого пути еще только вырабатываются. Если ведьмовские традиции викки еще имеют некую опору в виде заповедей ведьм, и переведенных ранее текстов и книг, то по жречеству и его основным задачам и проблемам, не было и нет практически ничего. Даже переведенных заботливыми активистами материалов крайне мало, и распространяются они едва ли не среди избранных. Первые жрецы в викке двигались вслепую и продолжают двигаться и теперь, разрабатывая собственную концепцию и пытаясь найти ответы даже на такие первостепенные вопросы, как – что из себя представляет жрец в викке и каковы его главные задачи.

Поэтому, перед тем, как перейти к дальнейшему изложению, я хотела бы уточнить, что то, что я вам буду рассказывать – это исключительно мое мнение и мои наблюдения, и воспринимать их стоит скорее, как ознакомление, нежели как серьезные исследовательские данные, которые можно предложить, как основу для будущих определений.

Итак, повторюсь, в определенный момент викканин начинает задавать для себя вопрос, что ему важнее в его практике – колдовской элемент, взаимодействие с некими силами, которые его окружают, без придания им какой-то четкой окраски, следование колесу года как циклу перемен в природе, и созерцание этого круговорота, либо же все-таки углубление в понимание природы богов, их проявление в жизни непосредственно викканина и вообще их место в мире, вплоть до посвящения себя служению идеалам конкретного бога, к имени которого человек приходит через мистический опыт и анализ собственной личности. После совершения этого выбора в практике викканина начинает преобладать либо религиозный элемент, либо все же его практика уходит от гимнографии и ритуалистики в сторону заклинаний и изучения колдовского искусства. Таким образом, жречество – это в первую очередь личная потребность человека.

Некоторые ранее проведенные спонтанные опросы показывают, что ведьмовской подход ближе большинству виккан. Причины такого явления могут оказаться самыми разнообразными, хотя мне все же думается, что в первую очередь от того, что викка – та викка, которая попала на территорию России быстрее всего, эклектическая – передает ответственность за свою духовную жизнь непосредственно в руки каждого ее последователя, а также дает полную свободу видения божественного. В следствие этого многим людям, по совокупности разных причин, нет ни нужды, ни заинтересованности пытаться разобраться в вопросах, связанных с проявлением божественного. Зачем сюда еще впутывать некие непонятные силы, когда твоя религия позволяет тебе самому с помощью колдовства разобраться с тем, как и что должно быть устроено и исправлено в твоей жизни? А после удивляемся викканскому атеизму и читаем множество статей про архетипы богов, которых, на мой взгляд, стало даже чересчур много для мистической религии.

Что вообще включает в себя понятие «жрец», если не вдаваться в исторические корни слова, а пытаясь вывести современное определение для нашей религии? Из наблюдений и высказываний я вывела два следующих определения:

  1. Жрец – ведущий ритуалов. Это определение максимально подходит к тем, кто занят подобной работой в общине. Такие жрецы обычно выдвигаются из числа самых активных и харизматичных, причем эти люди могут быть как «самовыдвиженцами», так и «назначенными общиной». При этом часто эти люди занимают руководящие посты в общинах и ковенах. Отсюда следует, что такое определение очень часто описывает жреца в викке, как некую социальную должность, человека, который подкован в построении и ведении ритуала, а также и иных задачах, связанных, к примеру, с администрированием работы ковена или общины. Такое определение весьма отдалено от мистики, хотя и накладывает определенный ряд обязательств, схожих со многими обязанностями, которые вменяют священнослужителям иных религий – такие как администрирование, духовное наставничество, просветительская работа и даже мантика.

Данное определение несколько несостоятельно в силу того, что в таком случае подразумевается, что жречество – исключительно «должность» и исключительно в объединении, что означает, что солитари жречество становится невозможным, а именно солитари виккан у нас в рувикке практически абсолютное большинство.

  1. Жрец — исследующий природу богов, мистик, ритуалист, служитель богов или конкретного божества. Это менее социальное определение, его можно считать, скорее, как определение пути, причем которым могут следовать и солитари виккане. Изучение божества и божественного в природе, изучение ритуалистики, привнесение воли и принципов божественного или конкретного божества в мир как собственный духовный путь. Это определение часто встречает сопротивление со стороны тех, кто считает невозможным жречество без взаимодействия в социальной среде, т.е. тех, кто уверен, что жрец неотделим от общинной деятельности.

«Противостоит» им факт присутствия огромного количества солитари, которым вообще не нужно никакое общинное или обрядовое «назначение» жреца. Например, я сторонник идеи, что именно в викке, как в религии, где есть солитари движение, возможно и солитари жречество, как личный путь, как некий обет, или личная потребность быть проводником тех или иных мистических и божественных сил. Без сомнения, этот путь насквозь пропитан необходимостью написания личной ритуалистики, эклектикой, порой превосходящей в глазах других всякие границы, и, главное – наглостью вообще себя называть священнослужителем в мире, где к любому священству предъявляются строгие критерии (часто – из головы предъявляющего). Это без малого – вызов, себе, разумеется, в первую очередь. Обязательно ли при этом взаимодействие с социумом, именно как священнослужителю – я бы оставила этот вопрос на решение каждому человеку в отдельности.

 Не стоит думать, однако же, что из этих двух определений правильным будет только одно. Если бы все-таки выводилось некое одно определение, скорее всего, оно будет состоять из смеси элементов обоих предложенных – и в таком случае было бы более приближенным к реальности.

В чем заключаются основные принципы, признаки жреческого подхода? Казалось бы, разница между ведьмовским и жреческим подходом мизерна и незначительна: те же инструменты, та же структура ритуала (обычно поначалу), то же колесо года, правда, с другими акцентами. Однако, чем ближе мы будем рассматривать жреца в викке, тем больше будем находить различий по сравнению с ведьмами. Во-первых, бесспорное преобладание религиозного элемента над колдовским вплоть до полного отказа от магических манипуляций вроде плетения заклинаний. Редко, но, однако, такие примеры я встречала, когда человек полностью отказывается от магических личных операций, передавая в этом полную власть богам через подношения и молитвы. Впрочем, «на бога надейся, а сам не плошай» также действителен, посему даже испросив у богов какой-то конкретной вещи человек не сидит на стуле, сложа руки.

Далее, чем больше жрец погружается в ритуалистику, тем сложнее она становится, меняя классическую схему ритуала на самые невообразимые, с которыми познакомился жрец в ходе изучения этого вопроса в других религиях и течениях. Это даже не столько обязанность, сколько личное желание, перерастающая в жгучую потребность, когда при мысли вознести своему божеству молитву с помощью двух палочек благовоний и одной свечки самому жрецу становится крайне противно. Конечно, иногда это превращается в фарс с десятками гимнов в одном флаконе при самых простых операциях, однако и прежний формат ритуалов со временем жрецу кажется бессмысленным, тесным и не несущим пользы, не отражающих всю его личную глубину понимания божественного и его проявления в мире. Жрец может использовать приемы и способы колдовства ведьм в своих ритуалах, но делая их лишь малой частью своей ритуалистики и деятельности.

Это, конечно, не означает, что жрец даже для самых простых операций прибегает к многоступенчатым ритуалам со строгими правилами их проведения. Бесспорно, упрощение находит отражение в практике, однако я бы рискнула это назвать «умным» упрощением, которое выполняется не из лени, а из личных ощущений необходимости выразить опыт более простыми внешними действиями, а также внутренней уверенности, что большую часть ритуальной внешней работы жрец способен провести внутри самого себя, не умалив для себя никакой детали. Ритуалистика жреца отвечает его собственным запросам (на данном этапе развития жречества) в первую очередь, оставляя некие маркеры, которые важны в первую очередь для него самого, через которые он сможет передать сакральный и мистический опыт другим.

Непосредственная разница в понимании божественного и даже само по себе отношение к вопросу о роли божественного в жизни ведьмы и жреца зачастую кардинально противоположное. Ведьме-викканке часто практически нет никакого дела до этого вопроса – где-то боги есть, и ладно, они неотделимы от природы и сил, они почитаемы, но этого – достаточно. Жреца вопрос присутствия и проявления божественного волнует едва ли не больше всего остального, посему иногда в своих поисках жрец все-таки выбирает конкретные имена богов, которым он уделяет отдельное внимание в своей практике. Такой поиск очень увлекателен, ему можно посвятить отдельную довольно объемную лекцию, чего мы делать, конечно, не будем. 🙂

Сам жреческий подход в условиях сегодняшнего дня сопровождается необходимостью решать множество насущных вопросов – начиная от того, в чем именно и как именно человек определяет свой собственный путь, продолжая вопросами ритуалистики и литургии, необходимости поиска личных имен и образов божеств. Сюда также входят вопросы ограничения или, наоборот, расширения личностных взглядов посредством специальных практик (вроде обетов), обязательный личностный рост и решение множества психологических проблем. Это и развитие социальных навыков, и отношение человека к мистическому и его проявлению в его жизни, и, безусловно, развитие личности.

Конкретизируя принципы жречества в качестве списка для бога списков:

— изучение и составление ритуалистики

— ознакомление с мифологией и иными религиями, их теологией, гностицизмом, мистицизмом, ритуалистикой

— для дальнейшего развития собственной гностической и мировоззренческой линии вплоть до создания уникальной традиции или ковена.

— так или иначе почти вся деятельность жреца будет направлена на изучение и почитание божественного в мире в большей степени, нежели остальные элементы викки.

— общественная активность и взаимодействие, проведение обрядов для других людей.

Теперь перейдем, безусловно, к самой интересной [для меня] части данного доклада. Проблем у нас однозначно больше, чем принципов и определений, это точно.

Говоря о проблемах, которые сопровождают путь викканского мистицизма и жречества, стоит отметить в первую очередь последующую сомнительность, которую выражают многие, в том, что при этом викка остается виккой. Погружение в сакрализацию и ритуалистику приводит к некому диссонансу с той стороной викки, которая отвечает за гармоничные отношения викканина с социальной стороной своей религии. Однако само по себе действие в рамках эклектической викки предполагает постоянный поиск и расширение своих взглядов и навыков. Как поступить в том или ином случае, выбирает непосредственно викканин. Известную сложность добавляет при этом то, что и определения викки, как такового, не существует, поскольку в рамках этой религии существует множество порой противоречащих друг другу традиций, и все они остаются виккой.

Два викканина – две разные викки. Десять виккан – десять представлений о викке. Сколько виккан – столько и викки. Для многих отсутствие централизации или некоего общего базиса (потому что даже в основных тезисах мы все расходимся, даже по отношению к Богу и Богине, к кредо и природе) делает невозможным существование жречества как такового, поскольку представляется, что жречество – это некая инициатическая линия, с иерархией и посвящениями.

Однако история викканского жречества в России еще только начинается, и, по сути, у нас едва-едва появляется второе поколение виккан. Инициатическая передача внутри одной семьи – это скорее исключение на данный момент, чем правило, поэтому иерархическим линиям взяться пока просто неоткуда. Есть также сложность с тем, что в традициях, которые появляются в российской викке сегодня, очень часто действуют всего несколько человек, а некоторые ветви, как абсолютно новые, и вовсе состояит из одного-двух людей. Именно этим нам пришлось отплатить за возможность полной индивидуализации каждого пути. Когда люди встречаются в какой-то группе, обычно у них уже свои бережно взращенные взгляды, менять которые им не очень хочется и не представляется необходимым. Посему да, действительно инициатических собственных линий у нас все еще нет, а традиционные ветви, пришедшие с Запада, абсолютно закрыты.

Что, впрочем, не делает невозможным создание жреческих традиций, даже с одним человеком, и следование жречеству как солитари-пути.

Вторая проблема – это социальная необходимость жречества в викке, где солитари, одиночное течение, намного превосходит по размерам ковенное и общинное. Для чего тогда жречество, которое в головах многих людей подразумевает обязательное присутствие прихода, общины, круга — тем, кто в круге, например, вовсе не нуждается? Тут всплывает определенная черта викки, в какой-то степени уникальная, ибо с развитием эклектического движения в ней (а в России практически от первого дня появления викки на ее территории) – то, что путь каждого отдельного викканина является уникальным. Некогда вспыло такое определение как «каждый викканин – жрец своих богов», и именно в викке стало возможным максимальное раскрытие определения жречества, как личного пути служения, взаимодействия с божественной стороной мира. Солитари жречество может не означать обязательный общественный активизм в плане проведения групповых ритуалов, хотя зачастую человек испытывает потребность в поиске группы, в которой он мог бы максимально раскрыть свой потенциал. Либо же вести любую другую общественную активность, которая помогла ему в его личной практике и отношениях с той стороной и аспектом божественного, в постижении которого он нуждается здесь и сейчас. Это возвращает нас к тому, что в викке жречество зачастую – это личная необходимость, причем необходимость самовыражения или развития определенных качеств личности.

Следующая проблема — это упрощение и отсутствие разнообразия ритуалистики в религии, где эклектическое течение – самое массовое и дает возможность комбинировать между собой сочетаемое с несочетаемым. Однако мы все равно гоняем по кругу классическую схему с магическим кругом, алтарем в центре, с однообразными призывами стихий и богов, когда у наших ног лежит огромное наследство множества культур и религий. Но мы стесняемся или чураемся брать элементы, скажем, от христианства, потому что мы не хотим иметь ничего общего с этой религией, столь скомпрометировавшей себя в наших глазах своей историей и отношением. И чем дальше, тем хуже, потому что классический ритуал это очень малое количество инструментов, какие сумел достать, пара недлинных, не очень складных гимнов и… все. Очень часто наблюдается уход в дикую церемониальщину, обозначенную ужасно непрактичным подходом к построению всего ритуального пространства – множество неиспользуемых инструментов на алтаре, нецелесообразное соотношение по времени действия разных частей ритуала, десятки лишних эпитетов при весьма незначительной цели всего ритуала. Есть и иной подход, когда жрец, проводя ритуал, проводит его полностью спонтанно, импровизируя каждый шаг – и делает это для группы на постоянной основе.

Сам ритуал – это целое искусство, удивительное сплетение психологии и магии, умение управлять собой, своим состоянием и состоянием других людей посредством множества возможностей, начиная от инструментов, заканчивая расположением и движением людей по ритуальному пространству. Умение прожить сакральное, умение сделать так, чтобы вокруг ощутили это самое сакральное, достигается отнюдь не так просто. На первых порах все ритуалы просты, но если они упрощаются в дальнейшем еще больше из лени, или некоей внешней необходимости – это путь в никуда. Упрощение или чрезмерное усложнение ритуалистики ведет в последствии к упрощению самого последователя, или превращая его в качественного зануду.

Глобальную проблему представляет ужасное, вопиющее явление идеализации жреца, возведение живого человека в ранг непогрешимого святого: эдакий прокачанный герой мморпг со всеми макс статами, живущий где-то сильно на задворках цивилизованного мира, весь в дзене, или же в храме с общиной и держащий связь с богами в режиме 24/7. Отказ жрецу в возможности быть человеком, быть учеником у жизни и других людей, на мой взгляд, категорически несправедлив и пахнет довольно мерзким желанием переложить ответственность за свою жизнь и решения на плечи этого жреца и его богов. Туда же можно отправить ожидание от жреца быть едва ли не архимагом со всеми вытекающими, вплоть до фаерболов и молний на головы богохульника и тех, кто имеет наглость высмеивать жреца и его путь. Обратная сторона такой идеализации – это не менее фантастическое явление, как очеловечивание бога, богов. Хотя бы раз в нашей жизни звучало это фантастическое и сакральное «бохнакажэт», при этом спасибо, если пояснят, за что накажет, но почему он накажет – ответ на этот вопрос останется за скобками, как малозначащий. Тем не менее, именно сама формулировка вот такой вот «мстительности бога» очень отдаляет человека от самого божественного, ибо в значительной мере ограничивает бога в голове человека. Тем не менее же, само божественное даже в разных культурах и религиях настолько глубоко и детально проработано, что не смотря на множество человеческих черт, проявляет оно себя все-таки как нечто иное по природе, хотя и схожее с нами.

И вот наблюдается такая зеркальная картина – бог должен быть человеком, а человек обязательно должен быть богом, на меньшее или большее ни тот, ни другой, в глазах множества людей права не имеют.

Из разряда проблем ожидания и реальности от сторонних наблюдателей также встречается такое распространенное мнение, что жрец со временем и практикой полностью теряет свою личность, растворяясь в своем божестве, теряет собственную волю, стремясь исполнить чужую. Кстати, это также одна из причин, по которой можно столкнуться с некоторым пренебрежением к этому пути. Жрецу приписывают отсутствие собственной воли, вплоть до полного растворения личности исключительно в желаниях божественного. Совершенно точно можно сказать, что скорее присутствует лишняя мистификация вместо необходимой сакрализации. Задачи жреца – личное развитие через работу с божественным, проведением его сил в мир. Безусловно, жрец подпадает под такое явление, как влюбленность в собственное божество (и религию заодно), которая многим со стороны видится как исчезновение собственной воли, которое дополняется необходимостью для жреца следованию тем или иным догмам, обетам или личным установкам, которые сопровождают его практику. Можно сказать, что как раз мистификация со стороны наблюдателей порождает «пропадание, растворение личности» вместо ее раскрытия, отказывая в сакрализации личного духовного пути, и возводя в абсолют страхи о том, что человек перестает быть самим собой, становясь игрушкой в руках божественного.

Насколько правда это, сказать весьма трудно, поскольку сами отношения между божественным и жрецом – это предмет для споров и наблюдений, скептических замечаний и восторженных вздохов. Это то, что проверяется только временем. Мне же хочется напомнить, что виккане превыше многих вещей в практике ценят свою свободу быть собой, свободу своего и чужого пути и саморазвития. Исходя из этого мне кажется маловероятным, чтобы наши боги требовали или же желали полностью себе подчинять своих жрецов и адептов.

Еще одна немаловажная и интереснейшая проблема, которая занимает не только викканское сообщество, но и иные языческие течения последние годы, это вопрос политеизма. В викке это дополнительный блок для изучения, поскольку все же, когда мы знакомимся с виккой, мы наблюдаем дуализм, присутствие и взаимодействие Бога и Богини, как двух равных, противоположных и взаимодополняющих друг друга начал. Со временем своего развития появились ветви, в которых превозносилась только лишь Богиня, вроде бы даже были попытки создания ветвей, где все внимание уделялось бы исключительно Богу.

И все-таки в основном считается, что в викке почитаются Триединая Богиня и Рогатый Бог, который тоже может быть двуликим или триединым в зависимости от прочтения традиции. Также одним из часто встречающихся принципов викки считается тезис «все богини суть одна богиня, все боги суть один бог». Поэтому все в той же викке мы получаем полный разбег мировоззрений от монотеизма (Единый), до жесткого политеизма, где каждый бог признается совершенно отдельной сущностью, не имеющей никакой даже приблизительной связи с другими, пусть даже похожими по области ответственности божествами.

Поэтому да, в викке можно встретить как жрецов Бога и Богини, так и жрецов конкретного божества, которые все равно будут практиковать в рамках викки. При этом можно встретить яростных противников что того, что другого подхода к прочтению божественного.

Все же самой удобной, назовем это так, концепцией, пока что находит отражение «мягкий политеизм», который позволяет каждому отдельному викканину обращаться по именам к тем или иным аспектам богини или бога, которые он считает необходимым включить в свою жизнь теперь.

А на самом деле тем, кто хотел бы вообще ознакомиться с теологией викки поближе, могу порекомендовать книгу «Звезда Бесконечности». Это весьма яркий образец одного из взглядов на теологию, с которой, мне кажется, согласны достаточно многие виккане, хотя, конечно, не все.

Из проблемы прочтения божественного, вытекает иная довольно крупная проблема, за которую викку ругают в принципе, а не только отдельные ее элементы – это чрезмерное упрощение божественного вообще, сводя сложные и многослойные образы, прошедшие не один век и не одно тысячелетие преобразование временем и культурой до двух-трех строчек ассоциаций и не более, вроде «Афродита – любовь», «Гайя – земля», «Геката – луна, колдовство, кладбища». Таким образом главное обвинение – это несерьезное, неглубокое прочтение божественного, однобокое и в какой-то степени бесцеремонное.
Я даже спорить не буду, это на самом деле ужасная проблема, с которой бороться никто не хочет, потому что это означает зачастую погружение в те области магии, с которыми рядовой викканин знакомиться не желает.

Однако, как в любой традиции, есть профанный взгляд, и в данном случае мы имеем вот это огромное количество так называемых «феечек», которые упрощают богов до одного-двух слов простейших ассоциаций, и есть все-таки те, кто продержался на нашем магически-боевом фронте больше пары лет и заинтересовался тем, как именно викканская практика и ее боги вписываются в жизнь. Именно они стараются напоминать о том, что у богов есть как минимум «обратная», теневая сторона, часто неприглядная, и с которой так или иначе придется иметь дело, поскольку игнорировать последствия, неприятные едва ли не в большем объёме, чем положительные, невозможно. И это тоже не все, ибо потом в ходе практики можно обнаружить, что кроме белого и черного есть еще и десятки других цветов, которые вмещаются в короткий спектр видимых проявлений божественного. Вот тогда образы Богов или конкретного Бога вырастают до уникальных размеров и обвинить уже в упрощении богов становится невозможным, глупым и бессмысленным. Это, однако, приходит только с практикой, изучением материалов и прочим, прочим, прочим, и, повторюсь, этот вопрос будет волновать жреца в куда большей степени, чем ведьму. Ведьма интуитивно будет ощущать и понимать эти стороны, жрец сможет вам четко описать все, что он видит в боге, ибо именно это он закладывает в основу своих ритуалов.
Таки образом, получается некая минимум трехступенчатая система инициации, с совершенно разнообразным прочтением божественного, от самого простейшего, до личного глубокого переживания опыта присутствия божественного в огромном спектре его возможностей проявления.

Выискивать проблемы становления жречества, отношения к нему самих жрецов и окружающих можно с лупой до бесконечности, докапываясь до мелочей. Это не мешает этому явлению постепенно закрепляться, находить своих последователей и исследователей, а также зрителей и участников, прихожан – в общем тех, кто нуждается в созерцании или проведении для него подобной работы.
И мне, на самом деле, довольно интересно чувствовать себя в какой-то степени причастной к этому движению, к этому явлению. Наблюдать развитие собственной религии и прикладывать к этому определенные усилия – это ценный опыт и незабываемое чувство сопричастности к творению истории. Для меня лично это тоже имеет особую ценность, поскольку я пытаюсь создать свою традицию, как раз основанную на жреческом и мистическом подходе с минимальным ведьмовским уклоном. И как это происходит, с какими вопросами приходится сталкиваться, можно отследить на странице этой традиции: https://vk.com/wswicca

Автор: Александра Нэа Крылова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *