Викканские Свитки

Афанасий Кирхер, Obeliscus Pamphilius, Кн. 3, гл. 13

Примечание переводчика

Афанасий Кирхер (1602 – 1680), «ученый иезуит», «последний человек, который знал все», «Хорхе Луис Борхес 17 века», «ученый шарлатан» и «ученый невежда» был одним из известнейших интеллектуалов своего времени; его прекрасно иллюстрированные книги читала вся Европа (не исключая и допетровской России), его эрудиции дивились единоверцы-католики, противники-протестанты, последователи и критики. В область интересов Кирхера входили темы, которые ныне принадлежат таким разнообразным дисциплинам как богословие, древняя история, археология, религиоведение, египтология, синология, геология, гидравлика, оптика, химия, физика, сейсмология, астрология, математика, гебраистика, арабистика, история искусства и архитектуры. Главной миссией всей жизни иезуита-энциклопедиста было составление огромного компендиума знаний, древних и современных, которые бы исчерпывающе описали мир и Бога, подчинив это описание ортодоксальной католической догматике, как она сложилась к его, Кирхера, времени. Исток человеческого знания Кирхер видел в древнем Египте, который был страстью всей его жизни: наиболее известным сочинением Кирхера по сей день является огромный свод «Эдип Египетский» (1652-1654), истолкование «философии египтян» на основе авторского прочтения иероглифов (не имеющего ничего общего с их подлинным значением). В эпоху Просвещения Кирхер был вдоволь осмеян новоевропейскими учеными: практически ни один из его значимых научных выводов не был признан верным последующими поколениями. Вместе с тем Кирхер оказал огромное влияние на культуру, оказавшись первым профессиональным исследователем-писателем (он в значительной степени снабжал себя за счет продажи своих сочинений и их регулярных переизданий) и в известной степени воплотивши идеал барочной мультимедийной «энциклопедии всего», в которой изображение играло ничуть не меньшую роль, чем текст.
В истории западного эзотеризма Кирхер остался как автор «суммы» магии, каббалы, астрологии и герметизма Эпохи Возрождения. С его страниц не сходят имена Марсилио Фичино, Пико делла Мирандолы, Джамбатиста Порта, а также отсылки к герметическому корпусу, Халдейским оракулам, орфическим гимнам, Зохару и Сефер Йетцира. Поскольку значительная часть наследия Кирхера посвящена изучению языческой древности и объяснению древних религий, он имеет значение также для (пред)истории современного язычества. Переведенная глава представляет собой изложение кирхеровой теории языческого богословия – которое повлияло на таких значимых исследователей религии как Джейкоб Брайант (1715 – 1804) и Шарль-Франсуа Дюпюи (1742 – 1809). Хотя нельзя сказать, чтобы Кирхер в своей теории был оригинален (он сам постоянно ссылается на авторитет Макробия и Порфирия с их «монистическим» истолкованием языческих пантеонов), его системный подход к разрозненным (а зачастую – неполным и неверным) данным о древних культах в значительной степени напоминает классификации нового язычества – от Георгия Гемиста Плифона до наших дней. С викканской точки зрения, более чем примечательна попытка свести весь пантеон к «развертыванию» первичной божественной пары — Солнца и Луны. Все это, несмотря на полную несостоятельность собственно исторических данных Кирхера и его католически-тенденциозного объяснения древних религий, делает его текст весьма интересным.

Литература: Athanasius Kircher: The Last Man Who Knew Everything / ed. P. Findlen. N.Y., L.: Routeledge, 2004.

АФАНАСИЙ КИРХЕР

Obeliscus Pamphilius, то есть, Изъяснение новое, и прежде не предпринимавшееся, Иероглифического обелиска, который недавно со старого ипподрома цезаря Антонина Каракаллы, переместил на Forum Agonale, восстановив его в целостности и украсив им Вечный Город, ИННОКЕНТИЙ ДЕСЯТЫЙ, Великий Понтифик. На каковом обелиске запечатленная в иероглифических символах теология древних, согласно различным свидетельствам египетской, халдейской, еврейской, греческой древности и учености, священной и мирской, здесь выносится на свет.
(Kircher A. Obeliscus Pamphilius… Romae: Typis Ludovici Grignani, 1650).

Книга III. Mystagogia Aegyptiaca.

/246/
Глава ΧΙΙΙ.

Все боги сводятся к Солнцу, а все богини – к Луне

Так устроена человеческая природа, что, отвергая все то, что ненавистно чувствам, она всеми силами стремится к тем предметам, которые суть желанны, полезны и благоприятны. Очень многим казалось чрезвычайно тягостным познавать Бога лишь интеллектом, не прибегая к помощи зрения. Поэтому, коль скоро они не видели ничего прекраснее и полезнее Солнца, они и посчитали его Богом. Тем более, что Солнце, хотя и не занимает все пространство своим огромным телом, приносит земле и растениям жизнь и здоровье, а другим звездам сообщает свет, и самый небесный свод делает видимым. Об этом изящно говорит Минуций Феликс в «Октавии»: «Обрати внимание опять на солнце, утвержденное на небе: оно разливает свои лучи по всем странам: всюду оно присутствует, всему дает себя чувствовать и никогда не изменяется его светлость». И даже сам Плиний, который
/247/
насмехался над баснословием о богах, говорил: «Скажет ли кто-то, что нам надо искать другого Бога, помимо Солнца?». Есть и такие, кто говорит, будто [греческое слово] ἥλιος (Солнце) произошло от еврейского אל, которое значит «Бог». В первую же очередь Макробий многочисленными аргументами стремится убедить нас в том, что все боги сводятся к Солнцу, и оно одно есть Божество, которое почитают, под многочисленными именами, все народы. Однако, чтобы в этом разобраться, необходимо глубже рассмотреть наш вопрос. В первые века после Потопа, когда люди с трудом стремились постичь высочайшего Господа всей вселенной, φῶς ὀικοῦιτα ἀπρόσιτον [обитающего в неприступном свете], они подметили влияние небесных тел на все те вещи, которые необходимы для жизни, о чем шла речь выше. Не различая того, что чисто по природе и свойственно высочайшему, эти нечестивцы, рисуя Божество таким, каким его видело их потрясенное чувство, не признавали другого Бога, кроме того, который определяет чередование света и тьмы, движения и покоя, ночей, дней и лет, погоды и непогоды, движимые естественным разумом, и совращенные с пути, как мы читаем в Писаниях, которые полагаем святыми. По этой причине халдеи, уже в первые времена после Потопа, когда был оставлен культ истинного Бога, приняли такую философию, как повествуется в книгах 1 и 2. Вышеприведенные цитаты Рамбама говорят об этом подробно. Халдеи считали величайшим из богов Солнце (которое финикийские теологи называют также μόνον ὀυρανοῦ Θεὸν, [единственным Богом неба]). Планеты же и прочие небесные тела, которые словно слушаются повелений Солнца, первые [мудрецы] египтян называли δωδεκαμόρια, знаменосцами и Θεοὶ βουλαῖοι, богами-советниками, планеты же ῥαβδοφόροι, то есть ликторами, стражами, всегда пребывающими в консистории пылающего Солнца. Я полагаю, что это нечестивое заблуждение овладело людьми не сразу после потопа, но первоначальные поколения впитали его не так много веков спустя: так я понимаю слова Моисея в 4 главе Книги Бытия: «тогда начали אז הוחל לקרא בשׁם יהוה профанировать имя Иеговы, призывая его». Ведь глагол חלל означает как «начинать», так и «профанировать», «осквернять» — в последнем смысле он применяется в Книге Левит, гл. 19: לא חללת שם אלהיך. «Не произноси имени Господа Бога твоего всуе». В еврейском эти слова имеют одинаковое звучание. «Тогда осквернено было призыванием имя Иеговы», как разъясняет это Онкелос, и другой халдейский толкователь, сын Узиэля, скрывавшийся под именем Ионафана, Раши, Радак и другие, которые понимали это место Моисея так, что здесь говорится о введении новых божеств. Осквернить же призыванием имя Иеговы – значит, другими словами, святейшее это имя, которое обозначает творца и Господа всей вселенной, применять нечестиво к сотворенным вещам. Замечательно об этом говорит Иосиф Флавий, когда пишет, что первые 7 поколений после потопа Единого Бога Наилучшего и Величайшего считали δεσπότην εἰναι τῶν ὅλων [владыкой Всего], а после отступились ἐκ τῶν πατρίων ἐθισμῶν [от отцовских обычаев], т.е. стали поклоняться вещам сотворенным, или небесным телам.
Отсюда происходит первый принцип, применимый к вымышленным богам египтян: все они сводятся к фигурам Осириса и Исиды, то есть Солнцу и Луне. Это их качества мистически символизируют различные виды священных животных, как коршун – огненную силу Солнца или Луны, козел – плодородие,
/248/
влажность – крокодил, ибис – силу поглощать все вредное, быки – силу зреющих плодов, и так далее, как об этом подробнее говорится в различных частях этого сочинения. По той же причине главным символом халдеев был огонь, у персов – Митра, у вавилонян – Бел, у евреев – Таммуз, у финикийцев – Адонис, и т.д. Последнего, финикийцы, восприявшие тот первый род теологии, о котором у нас идет речь, считали ἀποῤῥὼξ, наместником или даже «знаменем» Солнца, царя небес. Поскольку, по причине удаленности от земли небесных тел, им трудно было приносить жертвы непосредственно, люди рассудили, что им разумно посвящать символы, которые бы соответствовали природе каждого из них. Дракона филистимлян, чья фигура составлена из частей человека и морских животных, неверно рассматривать как кого-то иного, чем Нептун, Амфитрита, Салакия, Океан или Фетида, или все они вместе, то есть, самое море (каждому из богов мог быть свойственен как тот, так и другой пол, как мы покажем во многих других местах), как свойственный раннему грубому веку символ великого божества в священном собрании предводителей природы. Ведь, таинственность фигуры Дагона не позволяет предположить, что это лишь памятник умершему; то же касается рыб, которые, как говорили, были посвящены Дагону; им поклонялись как если бы они были символами моря, таким же образом, как телицы у египтян, по причине молока, которое они давали, сперва почитались как символы Земли, кормящей матери, потом также Исиды или Луны (ибо они признавали, что все пропитание происходит от благодетельных сил Земли и Луны), а также символы Солнца, означенного через небесный знак Тельца. Все это чествовалось высшими почестями, которые пристали чему-то божественному. В первые века таким образом почитали только благодетельные силы природы, потом же, когда появился культ демонов, почитание распространилось на все, что было угодно суеверию, и на бесов, фигурировавших под именами умерших людей, и на Солнце и Луну, и все остальные, наиболее выделявшиеся своей светлостью небесные тела, на море и на землю, и на все остальные действующие части природы. Им всем совершали обряды перед посвященными им статуями и колоннами, таким образом, что, продвигаясь по пути заблуждения, нечестивцы уже не могли уловить разницы ни между мертвыми людьми и демонами, ни между теми и другими и природными свойствами вселенской машины, ни даже между теми именами, которые они давали тем, другим и третьим. Потому Луна, Венера, Земля – все сливаются в фигуре Астарты, Луна, Венера и Море – в образе Дагона, а все они вместе – в Исиде; Солнце, Юпитер, Сатурн – в Ваале, Молохе и Осирисе; все идолы, изображай они героя или демона, от частого взывания к нему, порождавшего неисчислимые бредни наяву, безнадежно смешивались друг с другом. Отсюда произошли боги домашние и бесчисленные гении, о которых мы скажем ниже; отсюда же равно многочисленные Луны, Венеры, Солнца, Юпитеры, Сатурны; отсюда бесчисленные у всех народов статуи, поставленные древле выдуманным богам, отличавшиеся между собой лишь по разным именам, звучавшим на разных языках. Столь же похожими были между собой и обряды язычников. И так у древних из многообразного культа единого божества возникло πολυθεεία [многобожие], о котором сказано ниже. Греки же, следуя египтянам, евреям, халдеям, вавилонянам, финикийцам, добавили к их пантеонам бесчисленные генеалогии богов; которые все своим корнем восходят к одним лишь Солнцу и Луне. Так, согласно Макробию и прочим авторам, процитированным выше, Сатурн, Юпитер,
/249/
Плутон, Аполлон, Вакх, Меркурий, Геркулес, Эскулап, Нептун, Вулкан, Марс, Пан, Эол, были ничем иным, как различными свойствами Солнца.
Поскольку солнце своим движением отмеряет времена и годы, оно зовется Сатурном. Поскольку оно является господином всех небесных тел и всего мира, его называют Юпитером. Поскольку оно проникает своими лучами повсюду, и все освещает, оно – Аполлон. Солнце именуется Меркурием, поскольку из-за него возникают метеоры, чертящие свой путь по небу. Оно – Нептун, поскольку властвует над морем и реками. Оно – Плутон, поскольку управляет подземными областями. Оно – Вакх, поскольку властвует над винной субстанцией и прочими жидкостями, без которых ничто не может созреть. Поскольку Солнце обладает укрепляющей силой, оно именуется Геркулесом. Солнце получило имя Вулкана от своей огненной природы, а Марса – от жара, который пробуждает в живущих: отсюда происходят болезни кожи, безумие, войны, человекоубийства и тому подобные дела Марса. Солнце называется Эскулапом по причине оздоровления, которое оно дает телам и душам, Паном – из-за плодородия, которое оно сообщает всему. Солнце – Эол, поскольку, притягивая в одно место большие количества воздуха, оно вызывает ветра и бури. Когда же различные эти свойства находили у других планет, которые, под влиянием солнечного света, вызывали похожие эффекты, им также приписывались эти божественные имена. Если Солнце, единое по природе, многообразное по свойствам, называли активным началом всех вещей, то Луну, также единую, но многообразную силою, изображали пассивным началом вещей и супругой Солнца. Ее именовали великой Матерью Богов, так, что каждая из богинь могла быть сведена к ней. Сначала Луну называли Реей, поскольку она подлежит истечению Солнца, как жена мужу, и является как бы матерью самого порождения. Она называется Церерой, поскольку начальствует над плодами, Люциной, поскольку, развевая мрак ночи, она благодетельным светом оплодотворяет почву, эту изнанку мира, Венерой, по причине плодородной семенной жизни и стремления к порождению вещей, а поскольку таковое состоит в жидкости, сама она изображается рожденной из морской пены. Она Юнона, по-гречески ἤρα, от воздуха (aer), над которым начальствует, называясь, от семян земли и растений, которые производит на свет (proserpere facit), Прозерпиной, а от цветов (floribus) и бутонов – Флорой. Она Диана, по причине увлажняющей силы Луны, которая порождает многое в лесистых и плодородных местностях. Имени Минерва же она удостоилась по причине лунного тепла, которое, как мы говорили выше, способствует развитию талантов. Она называется Гекатой нижней и подземной из-за сотен родов вещей, которые она порождает в подземном мире, Фетидой – в качестве управляющей морями и потоками, а Беллоной – от того жара, который избыток желчи производит в телах. Чтобы не казалось, будто мы защищаем лишь собственные утверждения, я посчитал уместным подтвердить вышесказанное одним лишь свидетельством Евсевия. Он пишет:

«Внимай этому прилежно: они называют силу огня Вулканом и ставят ей статуи в человеческом образе, с голубой шапкой на голове, символизирующей небесный свод, где находится целостный и чистый огонь. Ведь тот огонь, который упал с неба на землю, был слабее небесного, и нуждается в топливе, и потому Вулкан изображается хромым. То же свойство, находимое в Солнце,
/250/
они называют Аполлоном, очевидно, по движению его лучей, ведь по-гречески πάλλειν значит «двигать». Аполлона, согласно певцам, окружают девять муз, то есть 7 планетарных орбит, восьмая сфера, и та, последняя, которая есть Луна. Ему посвящают лавр, ибо это дерево огненное по природе, отчего оно ненавистно демонам, а еще потому что, будучи сжигаемо, оно издает громкий треск, что отличает его как дерево предсказания. Это же божество, поскольку оно целит больных и прогоняет болезни, называют Геркулесом, приписывая ему двенадцать подвигов, ибо солнце проходит через двенадцать знаков Зодиака. Геркулеса наделяют шкурой льва и булавой: булава означает неравное движение Солнца, шкура – знак, в котором Солнце более всего показывает свою силу. Целительную силу Солнца обозначает Эскулап, чей посох, как говорят, поддерживает болящих. Этот посох обвивает змей, символ душевного и телесного здоровья. Ведь сведущие в естественных вещах говорят, что, хотя остальные пресмыкающиеся обладают наиболее грубой и земной природой, змея отличается удивительными свойствами: ведь она лечит нездоровье тела, и сама слывет знатоком лекарств. Это змеи обнаружили растение, улучшающее зрение, и говорят даже, что они знают некую траву, которая способна омолаживать. Огненное свойство Солнца, благодаря которому зреют плоды, именуют Дионисом. В свершении его годового круга его называют Гором. Поскольку та сила, которая дает нам плоды, тем самым умножает богатство, ее называют Плутоном. Поскольку в этом же свойстве скрыто разложение, говорят, что Плутон обитает вместе с Сераписом. Кербера изображают трехглавым, потому что Солнце имеет три основных положения в верхней части небес: восход, закат и полдень. Луну же именуют Дианой, которая, хотя она и дева, тем не менее является родовспомогательницей Люциной, ибо новолуние не в малой мере способствует родам. То, чем для Солнца является Аполлон, тем для Луны является Минерва, означающая благоразумие. Луна далее называется Гекатой по причине различия форм, которые это небесное тело принимает, в зависимости от его удаленности от Солнца. Ее свойства трехчастны. Свойства новолуния изображаются бело-золотыми одеждами богини и несомым ею факелом. Корзина, которая изображается у среднего тела Гекаты, означает, что с возрастанием света Луны зреют плоды. Силу полной Луны изображает плодотворящий цвет, ибо ей дается в руку золотая ветвь, поскольку сама она воспламеняется от Солнца, а мак посвящается Гекате по причине его плодовитости и множества душ-семян, которые обитают в нем, как в городе. Ведь мак – это символ города. Диана несет лук, поскольку боль родов очень остра. Говорят, что плодоносящая сила, которую именуют Церерой, живет вместе с Луной, которая увеличивает ее; ведь Бона Деа, Благая Богиня, одержима могуществом Луны. Луна также забирает себе Диониса, отчасти потому что он, рогатый, бог плодородия, отчасти, потому что он символизирует область облаков, которая простирается непосредственно под Луной. Свойства же Сатурна – медлительность, холодность; их приписали Сатурну как времени, изображая его стариком, ибо время старит все. Из четырех времен года те, о которых говорится, что они открывают врата воздуха, мы приписали Солнцу, другие же – Церере. Корзины, которые несут божества этих сезонов, наполнены цветами (ее несет Весна), или колосьями (ее несет Лето). Свойство Марса, поскольку оно огненно и связано с кровью, они поставили главой над войнами. О Венере они сказали, что ей принадлежит свойство порождения и причина семени и желания; она изображается выходящей из моря, поскольку это влажная и горячая стихия, и частым движением своим порождает пену, которая есть символ семени. Силу речи и толкования назвали Меркурием, коего изображали вытянутым и стоящим прямо по причине напряженности речи, хотя здесь изображается и семенная
/251/
сила слова, простирающаяся повсюду. Но когда требовалось изобразить составную речь, часть ее изображали Солнцем, и именовали Меркурием, часть – Луной, которую звали Гекатой, часть – вселенной с именем Гермопан, ибо он есть семенная сила всего»[1].

Так Евсевий передает слова Порфирия. Чтобы читатель мог легче воспринимать то, о чем сказано выше, уместно рассуждение о многообразных силах Солнца и Луны, которые, как мы показали, и суть языческие боги и богини, изложить в виде символических схем.

Разъяснение следующей фигуры или схемы на с. 252.

На следующей ниже схеме полагаются две фигуры, первая – Солнца, вторая – Луны. Каждая сияет 12 лучами, которые словно 12 перстов, коими производятся разнообразные природные действия; они суть различные природные свойства, через которые Солнце и Луна, Управители всего мира, руководят всем. Их древние понимали под именами различных богов, чьи имена, согласно обычаю различных народов, размещены по окружности фигур.

12 главных языческих богов, которым соответствуют различные свойства единого Солнца, суть следующие.

1. Юпитер, сила, проникающая всю вселенную.
2. Аполлон, теплотворящая сила лучей.
3. Плутон, сила, порождающая минералы.
4. Эол, сила, порождающая ветра.
5. Марс, возбуждающая сила желчи.
6. Пан, породительная сила вселенной.
7. Нептун, власть Солнца над влажной природой.
8. Эскулап, целительная сила Солнца.
9. Геркулес, укрепляющая сила Солнца.
10. Меркурий, сила, притягивающая испарения.
11. Вакх, власть Солнца над жидкостями и вином.
12. Сатурн, сила, порождающая время.

12 главных языческих богинь, которым соответствуют различные свойства Луны, суть следующие.

1. Церера, сила, производящая плоды.
2. Благожелательная сила света Луны.
3. Флора, сила, производящая растения.
4. Диана, власть над лесами, дикими зверями, деревьями.
5. Минерва, целительное тепло Луны.
6. Фетида, власть Луны над морями и над всем влажным.
7. Геката, сила Луны подземная.
8. Беллона, сила Луны как повелительницы над вещами.
9. Прозерпина, сила Луны производить растения из земли.
10. Юнона, сила Луны освещать воздух.
11. Венера, семенная сила Луны.
12. Рея, все, подчиняющееся солнечному истечению.

/253/
Из этих схем явственно следует, что все эти боги и богини, выдуманные мифологами, суть ничто иное, как множественные свойства единых Солнца и Луны, которые, если объединить их, можно по их лучам как бы проследить к центру, ибо все эти лучи делят единую общую природу. Этими двумя природами все, что содержит чувственный мир, живет и питается. Они отмеряют года, месяцы и прочие отрезки времени. От них зависит жизнь всех растений и животных. На это Солнце и его супругу-Луну, указывает всякая языческая теология, которую, как мы уже неоднократно говорили, все народы восприняли от египтян, кои первыми из смертных воздвигли этот огромный пантеон, где все боги сводились к Солнцу и Луне, именовавшимся Осирисом и Исидой. Египтянам последовали халдеи со своими Сатурном и Реей, которым, как те Осирису и Исиде, они приписывали все. Халдеям подражали евреи, установившие культ Ваала и Астарты, как финикийцы – культ Адониса, или Таммуза и Венеры, персы – Митры и Аннаиты, ханаанеи – Молоха и так называемой Венеры, моавитяне – Хамоса и Ваал-пеор, филистимляне – Дагона и Атаргатис.
Чтобы читатель мог разобраться в многообразии культов богов и богинь у разных народов, здесь показалось уместным разместить таблицу их параллелей, из которой можно было бы узнать, какие из вышеназванных богов соответствовали друг другу у разных народов, а какие различались, и чем различались. Хотя, как мы показали, все боги и богини сводятся к одному и тому же, то есть Солнцу и Луне, а, следовательно, к единой материальной силе Солнца, поскольку различные боги и богини суть ничто иное, как различные свойства и действия Солнца, в нашем интеллекте они присутствуют формально в виде отдельных понятий. Разум повелевает нам не смешивать их, и чтобы читателю проще было следовать этому повелению разума, мы сводим все языческие божества обоего пола к египетским, от которых они произошли, чтобы смысл нашего рассуждения был зрим явственнее.
/254/

Параллели между вышеназванными богами
У египтян У евреев, халдеев, вавилонян и прочих восточных народов У греков и римлян
ОСИРИС Таммуз, Бел, Сатурн, Рефан Юпитер, Зевс, Аммон
АРУЭРИС, Дионис Хамос, Мот Вакх
ХОН Сандес, Диодас, Десанай, Дорсан Геркулес, Геракл
ФАЛЛОСИРИС Ваал-пеор Приап
АНУБИС Марколис, Маргемат Меркурий. Гермес
ГОР Адонис Аполлон, Феб
СЕРАПИС Тамуз Плутон, Дит
ТИФОН Молох, Митра Марс, Арес
СТАТУЭТКИ ИСИДЫ Терафимы, хаманим Pattaeci, Dii Averunci
У египтян У евреев и прочих восточных народов У греков и римлян
ИСИДА горняя Астарта Венера, Афродита
НЕФТИДА Деркето Фетида
ИСИДА преисподняя Атаргатис Прозерпина, Церера
ИЛИФИЯ Милитта Геката
ИСИДА небесная Велисама Анаитис
ИСИДА многогрудая Суккот Бенот, Кабар, Венера Азиатская Милитта, или Великая Мать Богов, Земля

Пер. с лат. Гарсиа

 


[1] Кирхер крайне неточно цитирует фрагмент «Приготовления к Евангелию» Евсевия Кесарийского (Praep. Evang. III, 3), который сам является цитатой из Порфирия (трактат «Об изваяниях»), с которым Евсевий полемизирует. См. этот фрагмент Порфирия: Порфирий. Сочинения / Пер. Т. Г. Сидаш. СПб.: СПбГУ, 2011. С. 274 – 278.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *